April 1st, 2021

Центробанк открыл сезон охоты за деньгами россиян

Центробанк России не устает «радовать» экспертное сообщество своими инициативами, каждую из которых при желании можно трактовать как в духе официальных деклараций регулятора, так и с точностью до наоборот.
На днях нам сообщили, что председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина затеяла сбор монет, которые без движения лежат у населения в копилках, якобы с той целью, что вернуть монеты в оборот дешевле, чем выпускать новые.
Однако, недоверчивые граждане подозревают иное: а именно деноминацию рубля. Эта версия довольно убедительна. Летом прошлого года глава информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев предложил в целях борьбы с коррупцией и серыми схемами деноминировать рубль в сто раз «и вернуть на денежные знаки великих людей нашей страны, начиная со средневековья и заканчивая прошлым столетием, т.е., от Владимира Крестителя до Петра Столыпина».
Это предложение народ встретил с нескрываемым испугом, и Эльвира Набиуллина поспешно заверила, что таких намерений у регулятора нет и не предвидится.
Но вот совсем недавно стало известно, что Центробанк готовит денежную реформу, состоящую в замене и модернизации денежных купюр. Несмотря на то, что на модернизированных купюрах будут изображать вовсе не «великих людей России», а достопримечательности российских городов, беспокойство вновь овладело народными и экспертными массами, и приближенные к властям экономисты поспешили заверить взволнованные массы, что деноминации ждать не стоит, и что это такой хитрый план ЦБ, чтобы заставить всех российских коррупционеров добровольно сдать все активы и сбережения, за которые они не могут отчитаться по налоговой декларации, в руки государства. Если все деньги начнут менять, то обменять старые купюры на новые можно будет только сугубо официально и по закону.
В этом пассаже прекрасно все. Особенно умиляет предположение, что российские коррупционеры добровольно сдадут государство все активы и сбережения, нажитые непосильным трудом.
Кстати, замена денежных купюр наряду с сбором монет как раз и входит в тактико-технические параметры такой конфискационной денежной реформы, как деноминация национальной валюты. Сбор монет в этом случае обязателен. Иначе деноминация обогатит бедных старушек, которые хранят в кубышках свои «медяки», которые после деноминации резко прибавят в стоимости. Так что властям выгодней их изъять из обращения, а после деноминации вновь запустить в оборот. Обогащение бедных старушек в задачу конфискационной денежной реформы не входит по определению.
Нельзя обойти молчанием и самый серьезный проект Центробанка: введение цифрового рубля. В октябре прошлого года ЦБ опубликовал брошюру «Цифровой рубль. Доклад для общественных консультаций» и предложил всем присоединиться к обсуждению проекта.
Такое предложение, откровенно говоря, не может не насторожить. Ведь еще в 2019 году госпожа Набиуллина сомневалась в полезности цифрового рубля: «Необходимо разобраться и реально оценить, какое же преимущество даст национальная цифровая валюта, например, по сравнению с существующими электронными безналичными платежами. Рисков много, а преимущества могут быть недостаточно очевидны».
Казалось бы, за пару-то лет профессиональный экономист может «разобраться и реально оценить» полезна или вредна нашему Отечеству цифровая валюта. Так нет же, снова сомневаются и приглашают к обсуждению. Странно все это.
Впрочем, обсуждение – мать учения, так что давайте обсудим.

«Учитывая, что введение цифрового рубля станет значимым событием для экономики и общества, Банк России считает принципиально важным обсудить ключевые аспекты, преимущества, возможные риски, этапы и сроки реализации этого проекта с финансовым сектором, экспертным сообществом, а также со всеми заинтересованными лицами», — говорится в преамбуле доклада.
Итак, «цифровой рубль — это все тот же российский рубль, который будет выпускаться Банком России в цифровой форме дополнительно к существующим формам денег. Граждане будут иметь возможность зачислять цифровые рубли на свои электронные кошельки и пользоваться ими с помощью мобильных устройств и других носителей как в онлайн–режиме, так и в отсутствие доступа к сети интернет и мобильной связи. Цифровой рубль дополнит денежное обращение и будет использоваться одновременно с наличными рублями и средствами населения и предприятий на счетах в коммерческих банках. Граждане и предприятия смогут свободно переводить свои деньги из одной формы в другую… Цифровой рубль сможет совместить в себе преимущества и наличных, и безналичных денег…»
При этом, клянутся всеми монетарными богами авторы доклада, цифровой рубль — это не криптовалюта! У криптовалют отсутствует «единый эмитент, а также гарантии защиты прав потребителей, их стоимость подвержена серьёзным колебаниям. В большинстве стран их нельзя использовать для оплаты товаров и услуг, и, как правило, они не имеют единого института, который обеспечивал бы сохранность таких средств».
А цифровой рубль, если его введут, будет являться обязательством Центробанка, то есть фиатной валютой, устойчивость функционирования которой обеспечивается государством в лице Центрального банка. Заметим, что «устойчивость обращения» означает не сохранение покупательной способности валюты и стабильности курса по отношению к тому же доллару, а всего лишь обязательство по приему рубля как средства платежа на территории РФ.
Главное преимущество цифрового рубля Центробанк видит в том, что «…средства в цифровом рубле могут быть помечены специальным признаком, указывающим на допустимые цели расходования этих средств. Применение цифрового рубля позволит государству автоматически отслеживать движение денежных средств, выделяемых в рамках государственных контрактов или иных бюджетных платежей, запретить их расходование на цели, не соответствующие их предназначению».
То есть, «если государство выделило организации средства в цифровом рубле на социальные выплаты, их нельзя будет потратить на приобретение оргтехники».
Таким образом, государственный регулятор финансовой сферы официально признает, что, как только государственный человек получит в свое распоряжение деньги «на социальные выплаты», он непременно пускает их «налево», на приобретение вилл, яхт и лимузинов, и только цифровое клеймо на каждом рубле может удержать его в границах Уголовного кодекса.
Идея интересная, но, прямо скажем, не новая. В Советском Союзе имела место двухконтурная финансовая система, в рамках которой безналичные деньги можно было тратить только по целевому назначению. От безналичных денег, размещаемых на счете в банке, цифровой рубль будет отличаться тем, что станет храниться в специальном электронном кошельке, то есть напрямую в Банке России.

А не кажется ли вам, дорогой читатель, что цифровые рубли, которые вы получите в качестве «социальных выплат», могут быть снабжены «специальным признаком», который позволит делать покупки только в определенных магазинах (которые заблаговременно пролоббируют свое участие в цифровом прожекте ЦБ), причем, определенных товаров (тут уже поработают отраслевые лоббисты)? Вам будет отказано в возможности оплатить цифровым рублем, к примеру, лечение брата, сестры или просто друга. Вы не сможете оплатить штраф, свой или чужой.
Безналичные платежи отслеживаются и сейчас, но дело это хлопотное, к тому же ограниченное законодательством. А вот с цифровым рублем таких заморочек не будет. Суперкомпьютеры ЦБ проследят все цифровые расходы по последней копейки. Именно с этой целью все и задумывается.
Короче говоря, цифровой рубли – это, по сути, цифровой осведомитель о вашем кошельке, реальный инструмент тотального контроля за вашими доходами и расходами.
Кстати, готов поставить рубль за сто, что российское военно-промышленное лобби костьми ляжет, но не позволит мадам Набиуллиной оплачивать гособоронзаказ цифровыми рублями.
В докладе восхваляется цифровой рубль еще и за то, что он позволит осуществлять покупки с минимальными трансакционными издержками. А ведь такие специальные деньги уже имели место в истории нашей многострадальной Родины. 90 лет назад они назывались «расчётными квитанциями Лагерей особого назначения ОГПУ», функционировали в офф-лайн режиме, номинировались в рублях и в этих лагерях и принимались.
Отслеживание цифровых доходов и расходов позволит быстро создать цифровой портрет человека. С какой целью? Центробанк этого не скрывает: «Мониторинг данных о платежах и расчетах цифровой валюты центрального банка, так же как и данных о безналичных платежах, будет проводиться для противодействия незаконной деятельности, которая создает угрозы для общества».
Вслух говоря, это прямой путь к системе социального рейтинга, как в Китае, которая позволяет властям контролировать общество, не прибегая к репрессиям. Достаточно проследить финансовую историю любого нелояльного человека и прихлопнуть его цифровой кошелек.
Если кто-то думает, что избежать тотальной слежки за доходами и расходами можно будет просто отказавшись от «меченых» цифровых рублей, то это вряд ли. В Центробанке не скрывают, что могут «принять дополнительные меры для обеспечения плавности введения цифрового рубля в денежное обращение и систему расчетов, например устанавливая требования о постепенной конвертации средств в цифровой рубль для граждан и предприятий».
И, кстати, сделать это несложно. Достаточно обязать граждан оплачивать коммуналку, транспорт, получать пенсии и «социальные выплаты» в цифровых рублях.
Итак, Банк России разрабатывает целый спектр инноваций, - сбор монет, модернизацию банкнот, цифровую валюту, - с единственной целью выжать из населения все финансовые «соки» и поставить денежный оборот в стране под свой полный контроль. Причем не только с фискальными, но и социально-репрессивными целями, что, впрочем, даже не скрывается.
При этом регулятор, к сожалению, не ставит своим приоритетом такую стратегическую задачу, как создание с помощью цифрового рубля независимой и суверенной национальной валюты.
Цифровые валюты могут стать конкурентом для системы платежей SWIFT, не так давно заявила первый зампред Центробанка Ольга Скоробогатова.
«Более 30 регуляторов сейчас работают над национальными цифровыми валютами. Я думаю, что вот эта вот скорость, с которой регуляторы погрузились в эту тему, как раз говорит о том, что на горизонте пяти-семи лет точно несколько стран выйдут с национальной цифровой валютой», — сказала Скоробогатова на онлайн-выступлении представителей Банка России.
В результате SWIFT «может не понадобиться», добавила первый зампред ЦБ. Однако, SWIFT может стать одной из платформ для цифровых валют, указала она.
Читаем между строк: первый зампред ЦБ не скрывает, что регулятор может создать независимую финансовую систему России, но делать этого не будет, а просто «впаяет» цифровой рубль в систему SWIFT.
Как тут не вспомнить знаменитую максиму Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а вышло как всегда».
Иными словами, разбег – на цифровой рубль, а прыжок, хоть и на цифровую, но таки копейку. На трудовую копейку простых граждан.
Владимир Прохватилов