Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Тайна гибели Су-27 в «Зоне 51»



Четыре американских боевых самолета могли потерпеть катастрофу во время отработки боевых действий в условиях, максимально приближенных к реальным, против вооруженных сил РФ

Американский военный сайт Military.com сообщил о гибели подполковника американских ВВС Эрика Шульца во время тренировочного полета на секретной авиабазе ВВС США «Зона 51». Крушение американского военного самолета, по данным Aviation Week, произошло на секретном испытательном полигоне в Неваде, известном как «зона 51». Подробности не приводится, так как все данные об этой базе засекречены.
Автор блога The Aviationist Дэвид Ченчиотти пишет, что Эрик Шульц входил в секретную эскадрилью ВВС США Red Hat(«Красная жара») и участвовал в программе «Агрессор», в рамках которой отрабатываются воздушные бои с российскими самолетами, в частности с истребителем Су-27. Ченчиотти подтверждает это фотографиями британского авиадиспетчера Фила Дрейка. Он также пишет, что военные пилоты США отрабатывают бои с Су-27 на F-16, а российский истребитель США могли получить через Украину.
Фил Дрейк, наблюдавший 8 ноября 2016 года учебный воздушный бой (dogfight) между «Фланкером» и F-16 над горным пиком Тикабу возле озера Groom Lake в районе «Зоны 51» (Area51), рассказал:
«Бой начинался с лобового перехвата (head-on intercept) , проводимого на нисходящих высотах от 30 до 20 тысяч футов, после каждого перехвата следовал бой на виражах (turning dogfight) после того, как они проскакивали мимо друг друга. Высокоманевренный «Фланкер» был одноместным вариантом», Су-27П, и он использовал все свои возможности, чтобы зайти в хвост (get behind) F-16».
Справка:
Су-27П - одноместный истребитель-перехватчик для войск ПВО страны. Система управления вооружением предназначена только для работы по воздушным целям.
Дэвид Ченчиотти проиллюстрировал свою статью картой местности, над которой 8 ноября прошлого года произошел этот бой. «Су-27П» взлетел с секретной базы «Зона 51», а F-16 – с авиабазы «Неллис» в Аризоне.



Портал Popular Mechanics со ссылкой на анонимный источник сообщает, что разбившийся 5 сентября самолет потерпел крушение в 100 милях от авиабазы американских ВВС «Неллис», той самой, с которой взлетают истребители F-16 для учебных боев против Су-27. И, хотя, по данным Popular Mechanics, это был не Су-27, а Су-30, сути дела это не меняет.
Как сообщил американский военный блогер Lucas Tomlinson, 7 сентября в Неваде разбились два штурмовика A-10 Thunderbolt, через два дня после крушения F-16 в Аризоне.
Таким образом, 5 сентября кроме самолета Эрика Шульца, предположительно Су-27, упавшего с 10 милях от авиабазы «Неллис» в Аризоне, в той же Аризоне разбился и американский истребитель F-16.
Эту информацию подтверждает и «foxnews.com», уточняя, что F-16 Fighting Falcon упал в Аризоне «примерно в 20 милях к северо-западу от Саффорда».
Сообщается, что была организована спасательная операция, но судьба пилота неизвестна, его тело не найдено, известно лишь, что это был мужчина (the status of the fighter's pilot, only known to be male, is unknown). Есть сообщения, что F-16 пилотировал иракский летчик.
Опубликованы фотографии с места падения F-16.







На них видна относительно небольщая конусообразная воронка на месте падения и отдельно лежащий фонарь пилотской кабины.
Таким образом, самолет не разрушился в воздухе и падал компактной массой, а пилот катапультировался, так как на фонаре не видно следов крови.
Напрашивается вывод, что между СУ-27, пилотируемым подполковником Эриком Шульцем и F-16 (пилот которого пока неизвестен), произошел учебный воздушный бой, в ходе которого оба самолета потерпели крушение, возможно столкнувшись в воздухе на встречных виражах.
Через два дня после крушения Су-27 и F-16 в той же местности, вблизи секретной базы «Зона 51» разбились два штурмовика А-10 Thunderbolt (по прозвищу «Бородавочник»), пилоты которых успели катапультироваться. Это может означать, что в начале сентября в Неваде проводилась учебная отработка военных действий, максимально приближенная к реальным боевым условиям, против вооруженных сил Российской Федерации. Штурмовики А-10 атаковали наземные цели, пехоту и бронетехнику, а в воздухе шел догфайт между Су-27 и F -16.
На российских авиафорумах допускают, что «реализм» этих маневров в пустыне Невада был столь высок, что условные противники, «судя по результатам», даже открывали огонь.
Большинство российских СМИ донесли до отечественной аудитории своего рода лайт-версию ЧП в Неваде, сообшив лишь о крушении СУ-27 «Агрессор» и гибели его пилота Эрика Шульца, сопроводив весьма спорным, на мой взгляд, комментарием заслуженного летчика-испытателя России Магомеда Толбоева, который якобы предупреждал Шульца об опасности фигур высшего пилотажа. Он рассказал, что говорил с американским пилотом на авиасалоне «МАКС» в этом году.
«Я с ним разговаривал, я месяц назад ему говорил: не надо делать то, что мы делаем. Я ему показывал мёртвые петли, но говорил: не надо этого делать. Это только наш самолёт, родной, мы знаем, что с ним делать. Сначала надо знать, на чём ты летишь. Казак на своей лошади только казак. Я просто предупреждал их: нельзя этого делать. Разница — 1 градус, ровно один градус. Но есть некоторые тонкости очень глубокие, только мы, лётчики-испытатели их знаем. Я ему говорил: «погибнешь, нельзя делать то, что я делаю».

Возможно, Магомед Толбоев и на самом деле что-то такое говорил подполковнику Шульцу, но вряд ли тот нуждался в этих советах. Эрик Шульц, по прозвищу «Док», был очень опытным пилотом, имел шесть научных степеней, включая докторскую степень по разработке аэрокосмических систем, и «квалификации и опыта, чтобы экспериментировать на СУ-27, у него уж никак не меньше, чем у Толбоева или любого другого российского летчика-испытателя», пишут на авиафорумах профессиональные пилоты.
Как бы то ни было, ключевое значение для российских военных должен иметь не столько уровень пилотирования российских самолетов американскими летчиками (хотя и это немаловажно), сколько тот факт, что США четко определили РФ как потенциального противника, и предположительно готовят иракских пилотов к воздушным боям против российских ВКС.
Если не учитывать этот факт в оперативных планах российского военного командования на Ближнем Востоке, то не исключено, что очередной «удар в спину» нам нанесут уже не турецкие, а подготовленные американцами арабские пилоты.

Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук









http://argumentiru.com/army/2017/09/470967

Преданная и проданная армия

Памяти российских военнослужащих и их семей, погибших и живых, прошедших через мясорубку кровавых войн в Закавказских республиках

Как генералы распродавали боевые арсеналы Закавказского военного округа. Дневник бывшего начальника разведки 19-й отдельной армии ПВО. ©



Проводы погибших российских солдат танкового полка в Гори

Историю не повернуть вспять. Упущенные возможности не вернуть. Как очевидец и участник событий в Закавказье начала 90-х годов прошлого века, я пытаюсь ответить на вопрос: «Могла ли обстановка в этом регионе сложиться по-другому?»

Уверен, что да, если бы не преступные действия или бездействие политического руководства и генералитета России. Не было бы таких масштабных гражданских войн в Закавказских республиках и приграничной войны между Арменией и Азербайджаном. Не произошёл бы раздел Грузии (отсоединение Абхазии и Южной Осетии) и раздел Азербайджана (отсоединение Нагорного Карабаха). Закавказские республики переболели бы национализмом и всё равно ориентировались бы на Россию в силу геополитических и экономических факторов. У наших южных границ были бы единые, дружественные и самодостаточные государства. А что происходит сейчас? Россия обречена «кормить» карликовые осколки Закавказских республик, покупая их лояльность. Время от времени вспыхивают войны, которые всё труднее гасить: в августе 2008 года – война Грузии за возврат Южной Осетии и в апреле 2016 года четырёхдневная война Азербайджана за возврат Нагорного Карабаха. Войны лишь временно переходят в стадию заморозки. Первопричиной всего перечисленного выше являются события, которые произошли с Группировкой российских войск в Закавказье в период 1990–1993 годов. Итак, моя правда о том времени на основе дневниковых записей.

«Забудь, как выбраться отсюда»

Испокон веков Кавказ был местом, куда ссылали инакомыслящих, представлявших угрозу для властей предержащих. В офицерской среде аббревиатура ЗакВО расшифровывалась мрачновато: «Забудь, как выбраться отсюда». Не миновала эта участь и меня – в декабре 1989 года я был отправлен на должность старшего офицера разведгруппы 19-й отдельной армии ПВО, штаб которой находился в Тбилиси (Грузия). Причина ссылки была банальной: я выступил на партийном собрании и опубликовал несколько статей о коррупции командования своего соединения. Просто надоело жить в условиях полного маразма – с трибун верха призывали народ к одному, а сами поступали и жили по-другому. Против меня сразу возбудили уголовное дело, исключили из КПСС, предали суду чести старших офицеров, понизили в должности и отправили служить в Закавказье.

Дополнительно на новое место службы было послано письмо, в котором рекомендовалось ни в коем случае не допускать меня к командованию личным составом, хотя ранее у меня проблем с этим не было. В моём подчинении были сотни людей – оперативных дежурных, аналитиков информации, переводчиков и бойцов на постах разведки. Как начальник Центрального командного пункта радиоэлектронной разведки соединения войск ПВО, я ежедневно ставил боевые задачи разведывательным полкам, отдельным батальонам и центрам, размещённым по всему периметру Советского Союза. На новом месте службы мне пришлось сразу исполнять обязанности начальника разведки армии. В подчинении снова оказались сотни людей – личный состав отдельного разведывательного батальона (тактической разведки) и около сорока офицеров, начальников разведок корпуса, бригад и полков. Получилось так, что штатный начальник разведки армии полковник И. А. Руденко перекинул на меня свою работу и занимался исключительно создаваемым им «Союзом украинских офицеров» и распределением дефицита. За это офицеры штаба армии прозвали его «начальником разведки военторга». Вскоре Руденко, как истинный украинец, уехал на самостийную Украину. Командование моей армии пробовало утвердить меня на должности начальника разведки армии, которую я временно исполнял уже два года, но из Главного штаба Войск ПВО страны приходил отказ. Предлагали эту должность столичным офицерам, но «умных» лезть в пекло войны даже с повышением не нашлось. Негоже было армии оставаться без начальника разведки в условиях боевых действий. В конце концов меня утвердили. Более того, офицеры штаба моей армии, вопреки указаниям сверху, дважды тайным голосованием избирали меня председателем офицерского собрания. Такое доверие сослуживцев дорогого стоило. Мне повезло, что я попал на войну – на ней у офицера ценятся совсем другие качества, чем в мирное время.


___
Группировка советских войск в Закавказье на январь 1990 года

Гибель ЗакВО

По состоянию на январь 1990 года Закавказье на душу населения (16 млн человек) и на единицу площади (186 тыс. кв. км) являлось одним из самых милитаризованных регионов не только в Советском Союзе, но и в мире. В полосе шириной 700 км и глубиной 300 км находилась инфраструктура и запасы для двух округов – Закавказского военного и Закавказского пограничного. Помимо сил и средств двух округов, на той же территории были развёрнуты две армии центрального (то бишь московского) подчинения – 19-я отдельная армия ПВО и 34-я воздушная армия (ВА), разведывательные части и объекты ГРУ ГШ, в портах базировались Каспийская флотилия и бригада кораблей Черноморского флота.

Суммарно группировка российских войск в Закавказье имела до 250 000 военнослужащих, 1500 танков, 2500 боевых бронированных машин, 1000 орудий, миномётов и ракетных систем залпового огня, 250 бое-

вых и транспортных вертолётов. Истребительная и бомбардировочная авиация двух армий (19-й и 34-й) по количеству и качеству не уступала авиации граничащих Турции и Ирана. На складах было заложено запасов на удвоение существующей группировки и ведение ею боевых действий автономно в течение месяца. Следует также учесть, что в тылу находился не менее мощный Северо-Кавказский военный округ, который мог оказать поддержку ЗакВО. Их разделял только Большой Кавказский хребет. Для меня остаётся загадкой, почему вовремя не погасили волнения в Чечне. Ведь Чечено-Ингушская республика, имевшая небольшую территорию и население около 1,3 млн человек, была зажата в тисках двух мощных округов. В Чечне находилось достаточно силовых структур, способных погасить любое вооружённое выступление. Сейчас бы Россию не упрекали, что она применяла авиацию и тяжёлое вооружение для восстановления конституционного порядка на территории Чечни.

Невероятное произошло с Группировкой российских войск в Закавказье: за три года (с января 1990 по январь 1993 года) её мощь уменьшилась в 10 раз (по личному составу с 250 тысяч до 25 тысяч). С 1 января 1993 года жалкие остатки её войск стали именоваться просто Группой российских войск в Закавказье. Суммарные потери от нападений разрозненных банд были сравнимы разве что с потерями в операциях Великой Отечественной войны. Единого командования не было, взаимодействие и взаимопомощь между частями и штабами отсутствовали. Действовал чисто ведомственный подход. Разведывательное управление округа фактически работало само на себя и удовлетворяло любопытство узкого круга местных и московских генералов.

Например, на военный городок могло осуществляться нападение, а рядом стоящая воинская часть, слыша выстрелы, не приходила на помощь. Чтобы какой-либо части ПВО испросить у округа взвод для охраны аэродрома или ракетных позиций, приходилось посылать запрос по инстанции в Главный штаб Войск ПВО в Москве, потом запрос пересылался в Генштаб, который своё решение отправлял обратно в штаб ЗакВО. Пока бумаги с резолюциями ходили по инстанциям, уже и нечего было охранять – объект подвергся нападению и разграблению. Прикрытие авиацией колонн на дорогах не осуществлялось, хотя боевых самолётов и вертолётов было достаточно. Военнослужащие и члены их семей были предоставлены сами себе, и никому не было дела до того, что творилось вокруг. Обычным делом стали избиения и убийства наших военнослужащих, похищения людей. В этих условиях командующий ЗакВО генерал-полковник Валерий Патрикеев призывал «к спокойствию и недопущению жертв среди местного населения». Командир, отдавший приказ на открытие огня по нападающим местным бандитам, автоматически превращался в преступника. Его задерживали и судили по местным понятиям. Москва действенных мер по защите своих военнослужащих не принимала. Беззаконие множило ещё большее беззаконие. В результате российские войска оказались в сплошной зоне боевых действий. Могло ли быть иначе?

Всё познается в сравнении. Например, в 1992 году обстановка в Приднестровье была намного сложнее, чем в Закавказье. Прибывший из Москвы с проверкой 14-й общевойсковой армии генерал-лейтенант Александр Лебедь, видя её бедственное положение, отстранил погрязших в коррупции генералов и офицеров и принял на себя командование, хотя мог спокойно возвратиться в Москву. Он остановил растаскивание складов с огромным запасом вооружения и, без оглядки на Верховного главнокомандующего ВС Президента России Бориса Ельцина и министра обороны Павла Грачёва, отдал подчинённым войскам приказ нанести артиллерийские и миномётные удары по наступающим вооружённым силам Молдавии. Риск был огромный, так как в его распоряжении было в несколько раз меньше сил и средств, чем у наступающей стороны. В течение короткого времени он установил мир, который сохраняется вот уже 24 года. К сожалению, такие генералы были редким исключением, а не нормой.

Признаюсь, что мне, прошедшему путь от суворовца до полковника, не всегда хватало смелости быть до конца честным и принципиальным. Оказаться под пулями в бою было легче, чем открыто назвать вещи своими именами в условиях маразма советского времени.

Гешефт подполковника Долгополова?

Военные конфликты возникали и в других регионах бывшего Советского Союза, но они быстро локализовались и гасились. Совсем иная картина была в Закавказье. Главная причина была в том, что противоборствующие стороны постоянно подпитывались вооружением и боеприпасами. Основным источником этого «пороха» служили арсеналы российских войск в Закавказье. Они распродавались и сдавались без боя в результате предательства генералитета в Москве и Закавказье. Приведу конкретные примеры.

Я считаю, не было бы затяжной и масштабной грузино-абхазской войны, если бы весной 1992 года командир 44-го отдельного батальона аэродромно-технического обслуживания подполковник Анатолий Долгополов не передал местным властям в Гудауте 6 БМП (бронированных боевых машин пехоты) с полным боекомплектом, 6 пулемётов, 367 гранат Ф-1 и около 50 тысяч патронов. Подполковник не мог этого сделать без приказа из Главного штаба Войск ПВО страны. Пропажа даже одной единицы оружия, пистолета или автомата рассматривалась как ЧП и в обязательном порядке докладывалась по инстанции.

И вот 14 августа 1992 года переданное на сторону оружие было использовано абхазами в нападении на 643-й зенитный ракетный полк ПВО в Гудауте. На этот раз они захватили 984 автомата, 267 пистолетов, 18 ручных пулемётов, более 500 гранат и свыше полумиллиона патронов различного калибра. Пока в течение нескольких часов полк отбивался от нападения, я и начальник штаба генерал-майор Николай Репин находились на командном пункте 19-й отдельной армии ПВО, с которого непрерывно запрашивали помощи у командования ЗакВО и у Главного штаба Войск ПВО страны. Нам советовали не паниковать и ждать. В Гудауте находился большой аэродром, на который в течение часа можно было бы оперативно перебросить вертолётами десантников 21-й отдельной десантно-штурмовой бригады из Кутаиси (расстояние до Гудауты по прямой всего 195 км).

Помощь пришла, но через четыре часа после окончания разграбления полка. Это явно свидетельствовало о том, что нападение на российский полк было санкционировано Москвой, а солдат и офицеров просто тупо подставили под удар боевиков. Удивляло, что Верховный главнокомандующий ВС Президент России Борис Ельцин и министр обороны Павел Грачёв никак не отреагировали на разоружение целого российского полка. Пользуясь безнаказанностью, абхазские боевики затем разоружили все пограничные заставы вдоль побережья Чёрного моря. Снова со стороны высшего политического и военного руководства России – никакой реакции.

Интересна дальнейшая судьба подполковника, вооружившего «народные массы». Начальники щедро отметили заслуги комбата: его сделали депутатом Государственной думы РФ с сопутствующим получением квартиры в Москве, высокой зарплаты и депутатских льгот. Имея на руках депутатский мандат, Долгополов попытался в октябре 1994 года отмыть свою репутацию и возбудить против автора этих строк уголовное дело за преднамеренную клевету. Пришлось его ознакомить с приказом Главнокомандующего Войсками ПВО страны № 068 от 18.09.1992 г., г. Москва: «О тяжких преступлениях в 44-м отдельном батальоне аэродромно-технического обеспечения и 643-м зенитно-ракетном полку». Опускаю подробности преступления и перехожу к приказной части: «За злоупотребление служебным положением, незаконную передачу боевой техники, вооружения, оружия и боеприпасов, отсутствие уставного порядка в вверенной части командира 44-го ОБАТО подполковника Долгополова А. А. от занимаемой должности отстранить и уволить из Вооружённых Сил Российской Федерации. Командующему 19-й ОА ПВО по всем случаям незаконной передачи вооружения и техники, хищения оружия и боеприпасов возбудить уголовные дела».

За четыре года пребывания в Закавказье я не встречал ни одного случая, чтобы кого-то привлекли к ответственности за продажу оружия и техники. Все расследования, начатые только в силу огласки, засекречивались, и свидетельские показания при первой возможности уничтожались.

Щедрость генерала Беппаева

Армяно-азербайджанская война. Уверен, не было бы такой ожесточённой приграничной армяно-азербайджанской войны и карабахской войны, если бы 23 февраля 1992 года азербайджанские боевики не захватили окружной склад боеприпасов в городе Агдаме. Им достались 728 вагонов артиллерийских снарядов, 245 вагонов реактивных снарядов и 131 вагон боеприпасов к стрелковому оружию. Всего около 1100 вагонов. Удивительно, что ни Москва, ни командование ЗакВО не предприняли попытки блокировать нападающих и вернуть 1100 вагонов смертоносного груза. Они же были не иголкой в стоге сена. Снова молчок.

Затем события развивались удивительным образом. Непрерывно, целый месяц, по ночам в Армению летали тяжёлые военно-транспортные самолёты. Их трасса проходила как раз над командным пунктом 19-й отдельной армии ПВО в Тбилиси. Полёты были засекречены. Что перебрасывали самолёты, утверждать не могу. Но явно не гуманитарную помощь. Как только полёты прекратились, азербайджанская сторона обвинила российское руководство в поставках оружия и боеприпасов в Армению. Отношение азербайджанского населения к российским военнослужащим резко ухудшилось.

Что касается захвата складов с оружием и боеприпасами, приведу откровения командира одного из азербайджанских отрядов: «Захватить склад можно только после предварительной договорённости с российским начальником. Это как похищение невесты, о котором заранее знают родственники обеих сторон, – красивый кавказский обычай».

Я, будучи начальником разведки армии, не мог ответить: «На чьей же стороне Россия?» Всё определялось спросом на вооружение и боеприпасы. Если проигрывала одна сторона, то для неё организовывались захваты оружия и боеприпасов в российских воинских частях. При этом российские военнослужащие не предупреждались о нападениях. Они полагали, что сражались за Россию, а на самом деле – за корыстные интересы отдельных высокопоставленных мерзавцев.

Как захватывались склады З4-й воздушной армии. Ограблению предшествовали странные манипуляции с охраной – кто-то из высших чинов округа настойчиво пытался снять её. Вот свидетельские показания начальника авиационно-технической службы полковника Михаила Омельчука: «29.10.1992 г. охрана (спецвзвод с двумя бронетранспортёрами) сворачивается и покидает склады… Мои уговоры на командира взвода не действовали. Он сослался на приказ его командира батальона и высшего командования. После того как БТРы с личным составом начали движение, я встал в проёме выходных ворот. Охрана осталась. 31.10.1992 г. прибыл автомобиль «Урал», охрана была снята и убыла на той машине. Захват складов произошёл на следующий день. После 18.00 01.11.1992 г. на склады ворвались бандформирования в количестве 150 человек».

Далее ещё более интересный момент. Привожу свидетельские показания заместителя командующего 34-й ВА генерал-майора Анатолия Бондаренко: «Я и командующий армии выехали на склады. На КПП было 100–120 человек, много автомобильной техники, с помощью которой вывозили материальные средства. Попытка предотвратить вывоз материальных ценностей не увенчалась успехом. В ответ я и командующий получили как физическое оскорбление, так и словесную брань. Я потребовал выехать к Китовани. На моей служебной «Волге» со мной поехали три бандита… Когда мы зашли в кабинет Китовани, то в нём оказался заместитель начальника штаба МО Грузии и бригадный генерал 26 лет. Это было приблизительно в 2 часа 20 мин. ночи. Через несколько минут приоткрылась дверь в другую комнату, и я увидел генерал-лейтенанта Беппаева. Меня, конечно, возмутило это. Когда в кабинет вошёл Китовани, я спросил его, кто давал команду захватывать склады. Он ответил, что это был его приказ. Китовани и Беппаев были подвыпившими».

Грузино-абхазская война. Теперь обратимся к войне Грузии с Абхазией, которая длилась больше года. По моей оценке, только абхазской стороной было истрачено не менее 1000 вагонов боеприпасов. Бывало, за день абхазы выпускали сотни снарядов и ракет. В связи с этим возникает вопрос: откуда в Абхазии оказалось такое огромное количество артиллерийских боеприпасов и ракет при отсутствии на её территории каких-либо складов? Для очень наивных можно сказать, что от горцев с Северного Кавказа. Действительно, в Чечне боевики захватили большой арсенал: 1 тыс. гранатомётов, 1 тыс. пулемётов, 32 тыс. автоматов, 13 тыс. пистолетов, 460 винтовок, 14 тыс. ручных гранат, 8 тыс. боеприпасов к орудиям и миномётам. Кроме того, у частей ПВО было захвачено 1050 стволов стрелкового оружия и 46 тонн боеприпасов, а у полка МВД – 2 тыс. единиц стрелкового оружия и большое количество патронов к нему. Теперь вопрос: сколько же нужно было народу и времени, чтобы перетащить боеприпасы объёмом 1000 товарных вагонов через Большой Кавказский хребет?

Кстати, в Абхазии вооружались и набирались боевого опыта чеченские отряды, в частности отряд Шамиля Басаева. Потом они положили тысячи российских солдат и офицеров в Чечне. И ещё факт – на территории Абхазии было заложено около 100 тыс. мин. Снова вопрос: откуда они появились в таком количестве и кто их устанавливал? Вряд ли это делали грузины, которые были наступающей стороной.

Была близка к развязыванию грузино-аджарская война. Приведу выдержку из секретного донесения оперуполномоченного КГБ:«10.10.1992 г. командир 145-й мотострелковой дивизии генерал-майор Кружилин (штаб г. Батуми) получил распоряжение от заместителя командующего ЗакВО генерал-лейтенанта Беппаева С. У. передать представителям национальной гвардии Аджарии 4000 мин к 122-мм миномётам и 20 огнемётов. Выполнение этого распоряжения в самый последний момент было пресечено недавно назначенным на должность командующего ЗакВО генерал-лейтенантом Реутом Ф. М.».

Примечательно, что газета Министерства обороны «Красная звезда» усиленно делала рекламу Суфияну Беппаеву как «миротворцу Кавказа». А на деле… Приведу секретное донесение наших контрразведчиков: «12.05.1992 г. С аэродрома Новоалексеевка (пригород Тбилиси) была вывезена партия оружия в количестве 400 автоматов (40 ящиков по 10 штук) и 80 ящиков с патронами. Перевозка осуществлялась на основании распоряжения замкомандующего ЗакВО генерал-лейтенанта С. У. Беппаева… По прибытии на место указанное оружие и боеприпасы были получены и вывезены представителями МО Азербайджана во главе с начальником штаба генералом Мусаевым. Факт получил огласку для обоснованных обвинений российских военнослужащих в пособничестве Азербайджану».


___
Заместитель командующего ЗакВО генерал-лейтенант Суфиян Беппаев

Итак, подведу итог – по самым скромным оценкам, Россия оставила в Закавказье порядка 20 тыс. вагонов вооружения и боеприпасов. Плюс большое количество вооружения и боеприпасов было захвачено в воинских частях. Оно в основном попало в руки местным бандитским формированиям. Значительное количество оружия было переправлено военным наземным транспортом и самолётами в Россию без досмотра для продажи криминальным структурам. Лихие 1990-е в самой России состоялись главным образом благодаря потокам оружия из Закавказья.

http://eto-fake.livejournal.com/1034171.html

продолжение следует

Школа выживания

Народ тревожится. Боятся разрухи, войны и майданов-джихадов. Или просто разгула бандитизма. Хованщина - это реально.
Заболивые блогеры начали публиковать советы по выживанию.
Я просто перпеостил одну такую публикацию. Прочитайте, но десять раз подумайте. прежде чем следовать этим советам. Сам я стреляю хорошо, но оруженйе шкацы не открываю уже много лет. Разве что для смазки и перерегистрации. Надеюсь все же, что в России до гражданской войны дойдет не скоро.

Вот такая публикация:




В период смуты и "майданов" наступает хаос. Поэтому в такое время одним из самых важных моментов является наличие огнестрельного оружия у человека и навыков его применения. Безоружный, безвольный человек – это легкодоступная жертва для любого преступника, а хоть какие-то попытки к сопротивлению резко уменьшают риск быть ограбленным или убитым. *

В июле 2011 года в уральском посёлке Сагра всего несколько человек с 2-3 охотничьими ружьями смогли остановить и обратить в бегство десятки кавказцев, вооружённых в том числе и автоматами.

Я расскажу как просто оформить лицензию на охотничье и травматическое оружие. А также порекомендую какое оружие выбрать.

Процедура приобретения оружия не так сложна, как может показаться. В разных регионах России алгоритм может незначительно отличаться (в частности, порядок действий), однако общая схема одна везде. Мы будем говорить одновременно о получении лицензий на приобретение и гладкоствольного (ружья), и травматического оружия (малогабаритное оружие, стреляющее резиновыми пулями).

Шаги везде одни и те же за исключением первого – для гладкоствольного оружия нужен охотничий билет, а для травматики – нет. Условно будет 8 шагов.

1. Охотбилет – он же ОБЕФО (охотничий билет единого федерального образца). Это маленькая зелёная книжечка, выдаваемая бессрочно и бесплатно (что само по себе редкость). Обычно в каждой области есть какая-то государственная служба, которая этим занимается – департамент экологии, природных ресурсов или что-то подобное. Самый простой способ узнать об этом – сайт gosuslugi.ru. На нём желательно зарегистрироваться, потому что это понадобится и в дальнейшем.

Обычно для получения охотбилета нужна пара заявлений и фотографии. Как правило, срок выдачи колеблется от 2 недель до 1 месяца. Поэтому, сдав документы, нужно заниматься другими бюрократическими вопросами.

2. Следующим шагом является медицина. В первую очередь необходимо сдать анализ на химико-токсикологическое исследование для справки ХТИ 454/у-06. Проще говоря, анализ на наркотики. Делают его в сертифицированных центрах (это допущенные к "справочному корыту" поликлиники), число которых не так велико. Обычно на область приходится всего несколько. Затем с этой справкой нужно идти в медцентр, занимающийся выдачей справок по форме 046-1. Это лучше делать именно в указанном порядке, поскольку справку 046, как правило, не выдают без справки ХТИ. В самом медцентре, помимо неё, могут потребовать так же справку от районного нарколога и психиатра о том, что человек не состоит на учёте. Однако, в нормальных учреждениях, как правило, делают запрос сами – просто такая справка обходится несколько дороже (незначительно). Если же этого нет, то эти две справки придётся получать самостоятельно (впрочем, это чистая формальность). Однако надо помнить, что справки эти платные. Можно было бы обойтись и 1 общей справкой, но это всё было придумано для того, чтобы лишний раз содрать деньги с граждан.

3. Затем, получив 046-1, нужно найти учебный центр, где есть курсы по правилам безопасного обращения с оружием. Поскольку там при зачёте производятся стрельбы, то без медсправки к курсам не допускают. Само обучение и экзамен (теоретическое тестирование и практическая стрельба) проходят за один день, и являются чистой формальностью. (Несколько лет назад какие-то лоббисты тиров пропихнули через Госдуму закон о необходимости обучения в такой дурацкой школе. Теперь граждане выкладывают 5 до 10 тысяч на такое "обучение" в зависимости от региона. Круто, чё! ) Поскольку “обучение” поставлено на поток, то не сдать можно только в особо редких случаях – например, от волнения наставив оружие на инструктора. В остальном, всё довольно просто. Теорию нужно заучить, а во время стрельбы просто делать то, что говорит инструктор. После успешной сдачи выдаётся сертификат о прохождении курсов (в разных местах этот документ может называться и выглядеть по разному).

Далее или в процессе предыдущих действий нужно сделать ещё две вещи.

4. Во-первых, нужно купить оружейный ящик. Его размеры будут определяться планируемым к приобретению оружием. Что касается допустимости использования, то обычно любые ящики, продающиеся в оружейных магазинах, полностью подходят.

5. Во-вторых, нужно оплатить государственную пошлину, которая составляет 110 рублей на каждую единицу оружия. Реквизиты для оплаты можно найти в своём ЛРО – лицензионно-разрешительном отделе. Строго говоря, сейчас это уже называется ОЛРР – отдел лицензионно-разрешительной работы. Но поскольку произнести это быстро сложнее, то обычно говорится ЛРО – так и мы будем это называть в дальнейшем.

В крупных городах ЛРО обычно находятся в райотделах (соответственно, по одному ЛРО на каждый район города), в небольших могут размещаться отдельно. Туда лучше сходить лично, заранее узнать график работы и точные телефоны (сведения на госуслугах не всегда достоверны). Реквизиты для оплаты обычно висят на видном месте, и найти их не сложно.

Итак, нужно оплатить пошлину в соответствии с тем количеством оружия, которое необходимо приобрести. Сколько это? Закон разрешает гражданину иметь максимум 5 единиц гладкоствольного оружия и 2 – травматического. В принципе, можно попробовать взять сразу все семь разрешённых лицензий – однако, это явный перебор. С другой стороны, сильно скромничать тоже не стоит – лучше иметь пару лицензий в запасе, что бы была возможность купить что-то, если вдруг подвернётся хорошее предложение. Иногда на форумах появляются отличные варианты по дешёвой цене, но с условиям взять прямо сегодня-завтра – например, у человека заканчивается срок регистрации оружия, а он уезжает. Будет обидно упустить такую возможность, сэкономив раньше 110 рублей. Кроме того, у некоторых работников ЛРО есть ещё одна особенность – при повторных обращениях они просят новую справку ХТИ (наркотики), а то и 046 (общее обследование).

Учитывая, что в законе эти моменты прописаны не чётко, то оспаривать это требование трудно. Так что снова время приходится тратить время и деньги на медицину. Поэтому лучше запастись лицензиями сразу – в крайнем случае, если срок истечёт, можно просто сдать их, потеряв только 110 рублей. Учитывая что лицензия даётся на полгода, это не так страшно. В общем случае можно рекомендовать брать сразу обе разрешённые лицензии на травматическое оружие и 2-3 – на гладкоствольное. Ну а в остальном – руководствоваться собственными финансовыми и другими возможностями. Кроме того, на каждую требуемую лицензию нужно будет подготовить 2 фотографии 3x4.

6. Итак, все документы собраны. Теперь нужно зайти на сайт gosuslugi.ru и подать соответствующее заявление. О том, как это сделать лучше написать отдельный материал, а пока кратко – эта услуга для гладкоствольного оружия официально называется “Выдача гражданину Российской Федерации лицензии на приобретение спортивного или охотничьего огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, охотничьего пневматического оружия и спортивного пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж и патронов к нему”, а для травматического – “Выдача гражданину Российской Федерации лицензии на приобретение огнестрельного оружия ограниченного поражения и патронов к нему”. Одно заявление – одна лицензия.

В принципе, гражданин имеет право просто придти в ЛРО и подать заявление лично – но сейчас везде требуют сначала сделать это через госуслуги. Связано это требование с введённым для разрешительной службы планом обработанных заявок. Так что лучше воспользоваться госуслугами – тем более что к таким заявителям лояльности куда больше, а отслеживать статус своей заявки значительно проще.

7. К тому моменту должен быть готов ещё и охотбилет (ОБЕФО), на который подавались документы в самом начале.
После этого лучше дождаться звонка из ЛРО (обычно в течении нескольких дней) и придти в назначенное время. Там нужно сдать собранные документы (медсправки ХТИ и 046, квитанции об оплате, фотографии, копия сертификата об обучении и ОБЕФО – оригиналы документов так же должны быть с собой). На каждую лицензию пишется отдельное заявление.

8. После этого разрешители выдают задание участковому на проверку условий хранения оружия – проще говоря, наличие оружейного ящика. В принципе, после этого уже сам участковый должен озаботиться данным вопросом и согласовать время визита. Однако, при желании можно попробовать самому связаться с ним, и решить этот вопрос как можно скорее. После своего визита участковый обязан выдать на руки соискателю или передать в ЛРО акт проверки условий хранения – о том, что они имеются.

На этом заканчиваются бюрократические хлопоты, и нужно только ожидать. Закон отводит максимум месяц на выдачу лицензии (либо аргументированного письменного отказа в выдаче – но это в исключительных случаях).

Сама лицензия представляет собой лист формата примерно А4, разделённый на три части, зелёного (для гладкоствольного) или голубого (для травматики) цвета.



Она выдаётся на полгода. Если лицензия не была использована за это время, то она подлежит сдаче. Если же владелец лицензии что-то купил, то она заполняется, в ней ставится штамп, и на руки покупателю отдаётся 1 или 2 корешка от неё. С момента покупки, проставленного в лицензии, владелец обязан в течении двух недель сдать корешок в свой ЛРО и предъявить там само купленное оружие (хотя это требуют далеко не везде).

С момента сдачи корешка лицензии ему обязаны в течении 2 недель выдать другой документ – разрешение на хранение и ношение соответствующего оружия. Сокращённо его называют РОХа – по названию серии этого разрешения, которая пропечатывается рядом с номером: “РОХа № такой-то” Соответственно, одно оружие – одно разрешение. Там есть фотография владельца, ФИО, место его регистрации, название, номер и калибр оружия, а так же срок действия.



Стандартно РОХа выдаётся на пять лет. Однако, если у человека уже есть какое-то оружие, то все последующие разрешения выдаются с датой окончания первого разрешения – то есть, на меньший срок. Это делается для удобства и владельца, и работников ЛРО – что бы впоследствии продление всех разрешений осуществлялось в одно время.**

Итак, какое оружие выбрать?
Как уже было сказано, речь идёт о двух типах гражданского оружия - длинноствольном гладкоствольном (оно же ружьё, оно же дробовик) и огнестрельном оружии ограниченного поражения, ОООП (оно же травматика, оно же резинострел). Правильно подобранное гладкоствольное оружие превосходит любые пистолеты, а на дистанции до 30-40 метров способно тягаться даже с автоматами.

Критерием должна быть дешевизна (до 15-20 тысяч рублей), многозарядность, достаточная скорострельность и быстрота перезарядки, высокая надёжность, ремонтопригодность, доступность запчастей и комплектующих, распространённость патрона. Последний фактор однозначно определяет калибр – 12-й, поскольку данный калибр распространённее чем все остальные вместе взятые. Фактически, таких вариантов немного – это “Сайга” (те модели, что вписываются в указанный ценовой предел), помповые ружья МР-133 и его предшественник Иж-81.


Сайга-12К с примкнутым 5-зарядным магазином. В подсумках - 8-зарядные магазины


Сайга-12С с примкнутым 5-зарядным магазином. Рядом видны 5-зарядный и 8-зарядный магазины


МР-133 с удлинителем магазина на 2 патрона и пластиковым складным прикладом с пистолетной рукояткой


МР-133 со стволом 510 мм, удлинителем магазина на 1 патрон и пистолетной рукояткой. Самая компактная версия


Иж-81 с длинным охотничьим стволом и полноценным прикладом

Имея несколько таких стволов, даже небольшая группа людей способна решать серьёзные задачи (в случае угрозы своей жизни). Достаточно привести следующий пример. Когда весной 2014 года группа крымских патриотов из состава ополченческого отряда “Рубеж” захватывала украинские корабли в гавани Севастополя, у них была всего одна охотничья “Сайга” с 5-зарядным магазином. Остальной арсенал составляли травматические пистолеты. И, тем не менее, задача была решена.


Охотничья Сайга-12 с примкнутым 5-зарядным магазином в руках бойца отряда "Рубеж" при штурме того самого корабля в Севастополе.

Что касается выбора травматического оружия, то здесь необходимо исходить из следующих предпосылок. Даже самые лучшие модели уступают по эффективности (как в мощности, так и в дальности) боевым пистолетам – которые, как мы помним, сами по себе радикально слабее дробовиков. При этом стоимость таких моделей гораздо больше, чем у гладкоствольного оружия. Исходя из этого понятно, что травматика может быть лишь средством для тренировки навыков обращения с оружием и сугубо вспомогательным средством, когда ничего другого не осталось (например, прикрыть свой отход неприцельным отстрелом большого количества патронов).

Поэтому такое оружие должно отвечать ряду критериев – невысокая стоимость (до 10 тысяч), схожесть эргономики, а также взаимозаменяемость его тактического снаряжения и некоторых запчастей (в первую очередь, магазинов) с распространённым боевым пистолетом, достаточный ресурс оружия. Под эти требования подходят только два варианта пистолетов – современный МР-79-9ТМ (со стандартными 8-зарядными магазинами) и выпускавшийся ранее ИЖ-79-9Т в модификации с вварными “зубами” (выступами, имеющимися в стволе для предупреждения стрельбы твёрдым предметом).


МР-79-9ТМ


Сравнение конструкции ствола ИЖ-79-9Т с вварными зубами (цифра 1) и давленными (цифра 2). Вварные зубы расположены внутри ствола, но об их наличии свидетельствуют светлые пятна на чёрном стволе.

Обзаведясь оружием, необходимо начать проведение стрелковых тренировок. Это важно не только для поддержания собственного навыка, но и для уверенности в оружии, поскольку многие огрехи производства и скрытые дефекты проявляют себя только после определённого настрела. Кроме того, любое оружие имеет свою специфику – особенности работы ударно-спускового механизма, пристрелка, подбор наиболее оптимальных боеприпасов и т.д. Всё это обязывает владельца периодически тренироваться, поэтому просто купить “ствол” и поставить его в сейф вместе с пачкой патронов совершенно недостаточно.

Какой объём тренировок требуется? В идеале, это раз в неделю с отстрелом 40-50 патронов из дробовика и 20-25 – из пистолета. Однако, при средней цене патрона (как гладкоствольного, так и травматического) в 20 рублей, сумма за месяц набегает достаточная – особенно если прибавить сюда оплату за услуги тира. Поэтому, исходя из принципа минимизации затрат времени и денег, можно сказать, что стрелковая тренировка раз в месяц – это вполне достаточно. Как и при физической подготовке, главное - не единовременный рывок, а регулярность.



Примечание:

С точки зрения закона применение оружия (как охотничьего, так и травматики) регулируется прежде всего статьёй 24 ФЗ "Об оружии":
"Граждане Российской Федерации могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь за собой иные тяжкие последствия. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам."

Т.е. прописан целый ряд условий применения, но тип оружия не конкретизирован - это означает, что применять можно любое, в том числе и охотничье, если для этого есть основания (необходимая оборона или крайняя необходимость).

Что такое "необходимая оборона" - написано тут, ст.37 УК РФ.

"Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия."

Что такое "крайняя необходимость" - ст.39 УК РФ.

"Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости."

Были ли эти состояния или не были - определяет суд, и, как правило, самооборонщик оказывается виноватым. Однако теоретически закон допускает такую возможность, поэтому нет ничего противозаконного в предположении о применении охотничьего оружия для самообороны.

Да, ношение гладкоствольного оружия в целях самообороны запрещено (т.е. оружие нельзя носить с собой с пристёгнутым снаряжённым магазином и объяснять сотрудникам полиции, что носишь для самообороны). Об этом указано в ст.6 того же самого закона "Об оружии":

В перечне запрещённых действий перечислено "ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия"

Иными словами, носить с целью самообороны ружья нельзя. Зато можно их транспортировать. И если ты вдруг транспортируешь ружьё на дачу, и вдруг на дачу напали, то ты, находясь в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости имеешь право применить принадлежащее тебе на законных основаниях оружие. Тоже самое - нападение, например, на квартиру.

Кстати говоря, в ходе судебного процесса, последовавшего после ситуации в Сагре, было официально установлено, что охотничье оружие для самообороны селяне применяли полностью в соответствии с законом (находясь в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости).

Вот полностью закон "Об оружии".

http://annadawn.livejournal.com/8316.html

ПРОФЕССОР ДОНАЛЬД ХОФФМАН ПРОТИВ РЕАЛЬНОСТИ

Представьте себе организм, который способен определять оптимальное для выживания количество ресурса и видит его, скажем в зеленом цвете, а слишком малые и слишком большие количества — в красном. В этом случае органы чувств настроены на приспосабливаемость, игнорируя истину.

В своей повседневной жизни мы привыкли считать, что все, воспринимаемое органами чувств — визуальные образы, звуки, тактильные ощущения, вкус пищи — рисует нам точную картину окружающей действительности. Конечно, если притормозить и задуматься — или столкнуться вдруг с иллюзией восприятия — можно неожиданно осознать, что мы не воспринимаем действительность напрямую, а наш мозг как бы выдает нам свою самую удачную догадку о том, каков мир на самом деле, что-то вроде локальной модели глобальной реальности. Однако мы все же полагаемся на то, что наша модель в достаточной мере точна. Ведь иначе эволюция бы просто отсеяла нас в какой-то момент? Истинная реальность может всегда оставаться за гранью нашего понимания, но с помощью чувств мы можем хотя бы догадываться о том, какова она на самом деле.

Дональд Хоффман, профессор когнитивистики в Калифорнийском университете в Ирвайне, утверждает, что это не так. Последние тридцать лет Хоффман посвятил исследовательской работе над восприятием, мозгом, искусственным интеллектом и эволюционной теорией игр, и его вердикт неутешителен: воспринимаемый нами мир не имеет ничего общего с реальностью. Более того, он утверждает, что великолепная иллюзия в нашей голове — это свойство, заложенное эволюцией и повышающее наши шансы на выживание.

Поднимая вопросы о природе реальности, пытаясь отделить наблюдателя от наблюдаемого, мы подталкиваем развитие нейронаук и фундаментальной физики. С одной стороны вы найдете ученых, которые до боли расчесыват подбородки, пытаясь понять, как полуторакилограммовый кусок серого вещества, подчиняющийся исключительно законам физики, может порождать персональный осознанный опыт. И это как нельзя лучше описывает термин «трудная проблема сознания».

С другой стороны находятся специалисты по квантовой физике, которые поражаются тому, что в квантовой механике можно определить местоположение объекта в пространстве только в момент наблюдения. Один за другим, эксперименты демонстрируют — бросая вызов здравому смыслу — что мы получим неверные результаты, если предположим, что частицы, из которых состоят простые физические тела, существуют в реальности независимо от наблюдателя. Главный урок квантовой физики предельно ясен: не существует общедоступных объектов в заранее заданном пространстве.



Физик Джон Уилер говорил об этом так: «Как бы ни было удобно утверждать, что окружающий мир существует „где-то там“ независимо от нас, придерживаться такого взгляда уже невозможно»


В то время как нейробиологи пытаются понять, каким образом возможно существование осознанной персональной реальности, физики-теоретики распутывают тайну того, как может существовать что-либо помимо такой реальности.





Гефтер: Люди часто используют дарвинизм как аргумент в пользу того, что наши чувства объективно отражают реальность. Они говорят, что «должно быть, мы каким-то образом непосредстсвенно связаны с реальностью, иначе давно были бы отсеяны эволюцией, и если мне кажется, что я вижу пальму, а на самом деле это тигр, быть беде».

Хоффман: Совершенно верно. Это классический аргумент, который заключается в том, что наши предки воспринимали реальность объективнее других и потому имели больше шансов передать свои гены, в которых закодирована способность к такому восприятию, и несколько тысяч поколений спустя мы можем быть абсолютно уверены в том, что являясь потомками тех, кто был способнен к объективному восприятию, умеем так же смотреть на мир. Звучит очень убедительно. Но на мой взгляд, абсолютно неверно. Здесь наблюдается явное непонимание основ теории эволюции, в данном случае — принципа приспосабливаемости, который может быть выражен математической функцией и определяет, насколько эффективны выбранные стратегии выживания и размножения. Физик и математик Четан Пракаш доказал выдвинутую мной теорему, которая предполагает, что в соответствии с теорией эволюции путем естественного отбора организм, воспринимающий реальность такой, какая она есть, не будет лучше приспособлен, чем организм настолько же развитый и не воспринимающий реальность вовсе, но все ресурсы которого направлены на приспосабливаемость. Никогда.

Гефтер: Вы продемонстрировали это, прибегнув к комьютерному моделированию. Можете привести пример?

Хоффман: Предположим, существует некий ресурс, к примеру, вода, и вы можете определить ее количество в объективном порядке — немного воды, среднее количество воды, много воды. Теперь предположим, что приспосабливаемость можно выразить линейной функцией. Получится, что небольшое количество воды немного повысит вашу приспосабливаемость, среднее количество повысит ее сильнее, а большое количество повысит ее намного. В этом случае организм, способный определить, сколько воды он видит, может победить в эволюционной гонке, но только потому, что функция приспосабливаемости соотносится с устройством реальности. На самом же деле в жизни так не бывает. Гораздо точнее этот процесс описывает кривая распределения Гаусса — если у вас мало воды, вы умрете от жажды, если много, то утонете, и только какое-то среднее значение лучше всего подойдет для выживания. Таким образом, функция приспосабливаемости не соответствует устройству мира. И этого достатчно для того, чтобы пожертвовать истиной. Еще один пример. Представьте себе организм, который способен определять оптимальное для выживания количество ресурса и видит его, скажем в зеленом цвете, а слишком малые и слишком большие количества — в красном. В этом случае органы чувств настроены на приспосабливаемость, игнорируя истину. Они не помогут отличить большое от малого, показывая только красный цвет, даже если его нет в реальности.


Гефтер: Но каким образом ложное восприятие ральности может способствовать выживанию?

Хоффман: Есть прекрасная аналогия, которая появилась всего тридцать или сорок лет назад — это интерфейс рабочего стола. Представьте, что в правом нижнем углу рабочего стола есть синяя прямоугольная иконка — означает ли это, что файл сам по себе является синим прямоугольником и живет в правом нижнем углу рабочего стола вашего комьютера? Конечно же нет. Единственное, что можно сказать об объектах на рабочем столе — у них есть цвет, расположение и форма. Вам доступны только эти категории, но ни одна из них не говорит о том, что на самом деле представляет собой файл или что-либо другое в компьютере. Они просто не способны быть истиной. Это очень интересная вещь. Вы не сможете составить верное представление об устройстве компьютера, если ваше восприятие реальности ограничено рабочим столом. И несмотря на это, рабочий стол полезен. Эта синяя прямоугольная иконка определяет мое поведение и скрывает сложную реальность, о которой мне знать не обязательно. Это ключевой момент. Эволюция дала нам органы чувств, которые необходимы для выживания. Они определяют адаптивное поведение. И скрывают от нас все то, о чем нам знать не обязательно. Это, по большей части, и есть вся реальность, какой бы она ни была в действительности. Если вы потратите слишком много времени на выяснение того, что реально, а что нет, тигр вас просто сожрет.

Гефтер: Выходит, что все, что мы видим, — это одна большая иллюзия?

Хоффман: Мы развили органы чувств, которые позволили нам выжить, поэтому им следует доверять. Если я увижу что-то, напоминающее змею, то вряд ли буду брать это в руки. Если я увижу поезд, то не пойду ему навстречу. Эволюция выработала условные обозначения, благодаря которым я все еще жив, и я собираюсь воспринимать их всерьез и руководствоваться ими. Однако с точки зрения логики неверно было бы считать, что воспринимать всерьез — это то же самое, что воспринимать буквально.

Гефтер: Если змеи это не змеи, а поезда не поезда, тогда что же они на самом деле?

Хоффман: Поезда и змеи как физические объекты не имеют объективных, независимых от наблюдателя свойств. Змея, которую я вижу, это представление, созданное моей системой восприятия, чтобы сообщить мне, как последствия моих поступков повлияют на приспосабливаемость. Эволюция выработала неоптимальные, но приемлемые решения. Представление в виде змеи — это приемлемое решение вопроса о том, как мне действовать в данной ситуации. Мои поезда и змеи — это мои мысленные представления, ваши поезда и змеи — ваши мысленные представления.

Гефтер: Как вы впервые этим заинтересовались?

Хоффман: Когда я был подростком, меня очень интересовал следующий вопрос: «Являемся ли мы механизмами?» Мое представление о науке говорило, что да, являемся. Но мой отец был священником, и в церкви все говорили, что это не так. Так что я решил, что мне нужно все выяснить самостоятельно. Это ведь важный личный вопрос — если я механизм, я хочу об этом знать! А если и нет, я бы хотел узнать, что за особая магия кроется в них. В конце концов в 80-х годах прошлого века меня приняли в лабораторию искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте, где я работал в области компьютерного восприятия. Область наглядных исследований наслаждалась новообретенным успехом в разработке математических моделей для конкретных зрительных возможностей. Я обратил внимание на то, что у них была общая математическая структура, так что я подумал, что можно записать формальную структуру для наблюдений, которые охватывали бы все эти модели, быть может даже все возможные режимы наблюдений. В какой-то мере меня вдохновлял Алан Тьюринг. Когда он изобрел машину Тьюринга, он пытался придумать само понятие вычисления, но вместо того, чтобы забивать ее излишествами, он сказал: «Давайте выведем самое простое, самое короткое математическое описание, которое может сработать». И этот простой формализм есть основа науки вычислений. Так что я задумался, могу ли обеспечить таким же простым формальным основанием науку наблюдений.

Гефтер: Математическая модель осознания.

Хоффман: Именно. Мое чутье сказало мне, что существует сознательный опыт. Я испытываю боль, чувствую вкусы и запахи, все мои сенсорные ощущения, настроения, эмоции и так далее. Так что я просто хочу сказать: первая часть этой осознанной структуры — это набор всех возможных впечатлений. Когда я получаю впечатление, на его основе я могу захотеть изменить свое поведение. Так что мне нужен набор возможных действий, которые я могу совершить, и стратегия принятия решений, которая, учитывая мой опыт, позволяет мне менять свое поведение. Это основная идея. У меня есть шкала впечатлений X, шкала действий G и алгоритм D, который позволяет мне выбирать новое действие с учетом опыта. Я установил W для мира, который также соответствует шкале вероятности. Так или иначе, мир влияет на мое восприятие, поэтому есть карта восприятий P, и когда я действую, я изменяю мир, поэтому есть карта A от шкалы действий в мире. Это и есть вся структура. Шесть элементов. Структура сознания. Я выставил ее в открытый доступ, чтобы люди знали, что делать.

Гефтер: Но если существует W, получается, вы заявляете о том, что существует внешний мир?

Хоффман: Вот, что поразительно: я могу убрать W из структуры и оставить агента сознания на своем месте, получая таким образом цепь сознательных агентов. На самом деле это могут быть целые сети произвольной сложности. Это и есть мир.

Гефтер: Мир — это всего лишь другие агенты сознания?

Хоффман: Я назвал это сознательным реализмом: объективная реальность — лишь агенты сознания, лишь точка зрения. Интересно то, что я могу взять двоих агентов и заставить их взаимодействовать, и математическая структура этого взаимодействия удовлетворяет определению агента сознания. Такого рода математика о чем-то говорит. Я могу взять два разума, чтобы они сгенерировали новый, единый разум. Вот вам конкретный пример: в нашем мозге два полушария. Но когда вы проводите операцию по разделению этих полушарий, полностью разрезая мозолистое тело, вы получаете убедительные доказательства двух отдельных сознаний. До проведения разрезки был, казалось бы, единый разум. Так что присутствие одного агента сознания неправдоподобно. И тем не менее, перед вашими глазами случай, когда присутствуют два отдельных агента, и вы можете видеть это, когда они разделены. Я не ожидал, что математика заставит мен это признать. Я могу взять отдельных наблюдателей, соединить их и создать новых наблюдателей, и так до бесконечности. И новые агенты сознания создаются все время.

Гефтер: Если агенты, все точки зрения от первого лица, создаются все время, что происходит с наукой? Наука всегда была описанием мира от третьего лица.

Хоффман: Идея о том, что все, что мы делаем, есть измерение общедоступных объектов, идея о том, что объективность исходит из факта, что вы и я можем измерить один и тот же объект в той же ситуации и получить один и тот же результат — для квантовой механики очевидно, что у этой идеи есть смысл. Физики твердят, что не существует никаких общедоступных физических объектов. Что тогда происходит? Вот, как я вижу ситуацию. Я могу рассказывать вам, что у меня болит голова, и полагать, что я эффективно взаимодействую с вами, ведь у вас тоже были головные боли. То же самое можно применить к яблокам, к Луне, к Солнцу, ко всей Вселенной. Точно так же, как у вас своя собственная головная боль, у вас и своя собственная Луна. Но я могу предположить, что она весьма похожа на мою. Это предположение может быть ложным, но это источник моего взаимодействия, и это лучшее, что мы можем сделать с точки зрения физических объектов и всей объективной науки.

Гефтер: Не похоже, чтобы множество нейробиологов или философов размышляли о фундаментальной физике. Считаете ли вы, что это было камнем преткновения для тех, кто пытается понять сознание?

Хоффман: Думаю, да. Они не только игнорируют прогресс в области фундаментальной физики, но и часто недвусмысленно выражают своё мнение. Они открыто скажут, что квантовая физика не имеет отношения к аспектам мозговой активности, находящимся в причинно-следственной связи с сознанием. Они уверены в том, что это наверняка типичные свойства нервной деятельности, существующие независимо от каких-либо наблюдателей — скачущий пульс, сила связей между синапсами, а также, возможно, ещё и динамические свойства. Все эти концепции очень типичны для ньютоновской физики, в рамках которой время, как и объекты, абсолютно. И потом [нейробиологи] ума не приложат, почему они не добиваются прогресса. Они не пользуются невероятными озарениями и прорывами, которые совершаются в физике. Эти озарения только и ждут, чтобы мы их использовали, и тем не менее, мои коллеги говорят «Спасибо, но мы продолжим придерживаться Ньютона. Останемся на 300 лет позади в нашем понимании физики».

Гефтер: Я подозреваю, что так они реагируют на вещи, вроде модели Роджера Пенроуза и Стюарта Хамероффа, согласно которой у человека по-прежнему остаётся физический мозг, он по-прежнему находится в пространстве, однако он, предположительно, вытворяет какой-то квантовый трюк. А вы, напротив, говорите: «Послушайте, квантовая механика гласит, что мы обязаны поставить под сомнение само понятие „физических объектов“, находящихся в „пространстве“».

Хоффман: Думаю, это абсолютно верно. Нейробиологи постоянно говорят: «Нам не нужно применять подобные виды квантовых процессов, нам не нужно, чтобы квантовые волновые функции разрушались внутри нейронов, мы можем просто использовать классическую физику, чтобы описать внутримозговые процессы». Я особо подчеркиваю более важный урок квантовой механики: нейроны, мозг, пространство… Это лишь символы, которыми мы пользуемся, они не реальны. Дело не в том, что существует некий классический мозг, который творит какую-то квантовую магию. Дело в том, что мозга не существует! Квантовая механика заявляет, что обычные объекты — включая мозг — не существуют. Так что это намного более радикальное утверждение о природе реальности, и оно не включает в себя мозг, производящий какие-то сложные квантовые вычисления. Так что даже Пенроуз в своей модели не зашёл достаточно далеко. Однако большинство из нас, ну, вы знаете, мы рождены реалистами. Мы рождены сторонниками физикализма. И от этого очень, очень тяжело избавиться.

Гефтер: Возвращаясь к вопросу, который вы задали себе в подростковом возрасте: Мы машины?

Хоффман: Разрабатываемая мной формальная теория сознательных агентов универсальна в плане объема расчетов — и в этом отношении она является теорией машин. И именно поскольку теория универсальна в плане расчетов, я могу убрать из нее всю когнитивистику и нейронные связи. Однако на данный момент я не думаю, что мы машины — отчасти потому что я провожу различие между математическим представлением и тем предметом, о котором формируется представление. Как сознательный реалист, я постулирую сознательные переживания онтологическими примитивами, основополагающими элементами мира. Я утверждаю, что переживания — это настоящая ценность. Ежедневные переживания — моя настоящая головная боль, настоящий вкус съеденного мной шоколада — вот, что составляет первозданную природу реальности.

Аманда Гефтер

http://fastsalttimes.com/sections/persona/671.html