Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Как разгадать загадку Парацельса? О квантовой медицине гипермалых доз



Один из основателей современной науки, швейцарский врач Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, более известный под псевдонимом Парацельс, в XVI веке впервые стал применять химические вещества для лечения самых разнообразных болезней.
Ему принадлежит первенство и в применении в медицине сверхмалых доз химических веществ. «Все есть лекарство и все есть яд, дело только в дозе», - говорил Парацельс. Много сотен лет эта загадочная максима оставалась неразгаданной. Но в последние десятилетия появились работы в области биохимии, которые проливают свет на загадку Парацельса.
Современная наука вполне способна объяснить сам феномен эффективности сверхмалых доз химических веществ и излучений для лечения болезней.

Присутствие действия при отсутствии действующего вещества
В последние десятилетия комплексные исследования действий сверхмалых доз (СМД) химических и физических факторов на живые системы проводились под руководством заместителя директора, заведующей лабораторией Института биохимической физики им. Н. М. Эмануэля (ИБХФ РАН) Елены Бурлаковой. Эти исследования привели к открытиям фундаментального характера. Как было показано, наиболее общие закономерности влияния СМД препаратов и факторов наиболее ярко проявляются при изучении эффектов изменения СМД.
В некоторых случаях эта зависимость бимодальная и даже полимодальная: эффект проявляется при сверхмалых дозах препаратов, затем, по мере увеличения дозы, уменьшается, сменяется «мертвой зоной» и вновь усиливается. В ряде случаев изменение дозы вызывает «перемену знака» эффекта. То есть, ингибирующий эффект по мере роста концентрации сменяется на стимулирующий, а затем вновь проявлялся ингибирующий эффект.
Е. Бурлакова отмечает сложность научного обоснования действия СМД: «На наш взгляд, основную трудность в построении этих гипотез представляет объяснение первичного акта взаимодействия единичных молекул с биомишенями. В наших исследованиях мы обнаружили, что всякий раз при введении сверхмалых доз биологически активного вещества в организм животного, клеточную культуру или модельную систему, содержащую суспензию мембран, отмечается изменение структурных характеристик мембран. В свою очередь изменения структуры мембран могут приводить к изменению функционального состояния клетки, а наличие полимодальности в ответе можно объяснить сменой механизма действия вещества в том или ином концентрационном интервале на структуру мембраны. Но как объяснить первичный акт взаимодействия биологически активного вещества в СМД с белком или липидом мембраны, если отношение числа молекул этого вещества к числу молекул белка равно 1: (106-109)?» (2).

Иными словами, авторы упомянутых исследований не могут объяснить саму возможность взаимодействия столь малого количества молекул СМД препарата с живыми системами. Ведь, с их точки зрения, при концентрации 10-15 М и ниже перестает работать закон действующих масс Вант-Гоффа и в определенной степени теряется смысл понятия «концентрация» (2).
Если в растворах не остается ни одной молекулы вещества, из которого изготовлено лекарство, то что могут передавать эти растворы друг другу на каждом последующем этапе потенцирования (разведения)? На этот вопрос коллектив ученых ИБХФ РАН ответа не нашел.
Это и есть кризис оснований современной науки. Опираясь на господствующие в официальной научной среде постулаты эффекты СМД объяснены быть не могут. Попытки объяснить эффект СМД так называемой «памятью воды» не могут быть признаны удовлетворительными.
Волны и кванты
Нам представляется, что факт эффективности СМД при исчезающе малой вероятности нахождения в растворе даже одной молекулы препарата говорит о том, что СМД факторы влияют на живые системы не как действующие вещества, а как сигналы, о чем мы уже писали (3).
Как известно, биохимические процессы могут быть вызваны не только действием одних молекул на другие. Российский исследователь Г.Юсупов пишет: «Для возникновения взаимодействий необходимым условием является достаточно близкое расположение заряженных (активных) участков молекул. Стереохимические особенности молекул обеспечивает избирательность при их взаимодействии, но само взаимодействие может быть Кулоновским, Вандер-Ваальсовским или обусловлено электромагнитным полем. Все эти взаимодействия имеют свойства волн, так как и потенциалы зарядов, и поля обусловлены заряженными частицами, находящимися в постоянном движении.
Волны имеют как энергетические (амплитудные), так и информационные (частотные) характеристики. Характер взаимодействия волн и частиц может быть обусловлен только параметрами энергии (энергетическим) или действием одновременно и энергии, и совпадения частотных (информационных) характеристик, иначе говоря, результат будет обусловлен энергоинформационным действием в результате резонанса на уровне внутримолекулярных связей или Молекулярного электростатического потенциала (МЭСП).
Очень важно иметь в виду принципиальные различия между ними. Для одних процессов важно количество энергии кванта или поля (волны), этот вариант взаимодействия можно условно называть энергетическим. Для других процессов решающее значение имеют волновые свойства поля или кванта (частота и фаза). Этот вариант взаимодействия логично называть энергоинформационным, и специфический результат возможен только при совпадении частоты (информации) взаимодействующих полей или частиц, обладающих волновыми свойствами, благодаря резонансу или интерференции (4).

Группа российский экспертов во главе с всемирно известным ученым, лауреатом Большой Золотой медали имени Альберта Эйнштейна и международной премии имени Альберта Швейцера Я.З. Месенжником объясняет эффект СМД при многократном повторении потенцирования дуализмом «вещество-поле», в рамках которого происходит переход «с воздействия на физическое тело» на волновое воздействие, «причем, чем выше степень потенцирования, тем выше полевой эффект» (1).

Это воздействие носит квантовый характер и описывается адаптированной формулой Макса Планка:

E = hv,
где v — частота излучения, а h — элементарный квант действия, представляющий собой универсальную константу, получившую название постоянной Планка.

Формула Планка может быть адаптирована для случая взаимодействия сигнала/ действующего вещества СМД БАВ на живые системы:

E = 1/M • h • 1/v = h/(M•v),

где Е – это уровень лечебного эффекта, выражающийся в степени улучшения (приближения к норме) как анализов пациента, так и его субъективные ощущения собственного состояния;
v – это ступень (уровень) динамизации - глубина потенцирования или уменьшения концентрации исходного действующего вещества; h – это коэффициент полевого лечебного эффекта одной молекулы действующего вещества; М – количество потенцируемого действующего вещества (

Последовательный разрыв межмолекулярных и внутримолекулярных связей в процессе приготовления СМД раствора обеспечивает переход энергоинформационных (квантовых) характеристик СМД препарата в водный раствор.
Таким образом, СМД препарат «является лечебным средством, представляющим коллективное состояние энергоинформационных (квантовых) характеристик биомолекул и микроэлементов исходного вещества, которые и образуют квантовые поля в СМД препарате.
Применение СМД препаратов вносит в живую систему энергоинформационные (квантовые) характеристики «биомолекул и микроэлементов, содержащихся в матричной настойке».

Взаимодействие СМД препарата и живой системы представляет собой резонансное взаимодействие частотных (информационных) характеристик квантовых полей СМД препарата и квантовых полей живой системы.
При низком уровне потенцирования в СМД препарате содержатся биомолекулы и микроэлементы, а также энергоинформационные характеристики квантовых полей, возникающих в результате разрывов межмолекулярных и внутримолекулярных связей.
При высоком уровне потенцирования в СМД препарате остаются только энергоинформационные (квантовые) характеристики.

Для более глубокого понимания действия СМД препаратов на живые системы необходимы исследования редукции волновой функции СМД препарата в момент попадания в организм человека или иную живую систему, а также в момент измерения достигнутого эффекта. Это непременное условие всех исследований в сфере квантовой механики и квантовой химии и особенности взаимодействия СМД с живыми системами не может быть исключением.

О квантовом характере эффектов СМД свидетельствует их полимодальный характер с переменой эффекта –со стимулирующего на ингибирующий. Подобно тому, как в модели атома Нильса Бора существуют строго определенные стационарные орбиты (квантовые состояния)
электрона, определяемые постоянной Планка, так и в квантовая модель СМД эффектов дает строго определнное число как положительных стимулирующих), так и отрицательных (ингибирующих) пиков (квантовых состояний) с наличием так называемых «мертвых зон», то есть запрещенных квантовых состояний, в которых СМД препарат не производит никакого эффекта.

Не загадка, а теорема Парацельса!

Немецкий философ и математик XVII века Готфрид Вильгельм Лейбниц считал возможным создать «исчисление» рассуждений, которое когда-нибудь позволит улаживать все споры с помощью слов: «Давайте вычислим, господа!». К началу нашего столетия прогресс в разработке символической логики дал основание немецкому математику Давиду Гильберту заявить, что все математические вопросы в принципе разрешимы, и провозгласить окончательную кодификацию методов математического рассуждения.
Однако, в 30-е годы XX века «этот оптимизм совершенно развеялся под влиянием удивительных и глубоких открытий К. Гёделя и А. Тьюринга». – как отметил один из основателей метаматематики Грегори Чейтин (8).

Знаменитая теорема Курта Гёделя о неполноте утверждает, что любая формальная система либо противоречива, либо неполна, то есть в ней есть некая невыводимая и неопровержимая формула либо теорема (5).

Еще более агностицичной, если можно так выразиться, является теорема Тарского о невыразимости, Это своего рода усиленная теорема Гёделя, которая утверждает, что в теории чисел, а следовательно в любой науке, использующей арифметику, не существует универсального критерия истины. Иными словами, арифметическую истину невозможно выразить арифметическими средствами (6).

Понимание того, что человеческий разум не в силах объяснить все тайны мироздания, существовало еще в древности: «Даже если сущее и постигается, оно неизъяснимо другому. Действительно, если сущее есть то, что предлежит извне, видимо, слышимо и вообще чувственно воспринимаемо, причем видимое из этой области постигается зрением, а слышимое слухом, а не наоборот, то как оно может быть показано другому? Ведь то, чем мы объявляем, есть слово. Слово же не есть ни субстрат, ни сущее. Значит, мы объявляем своим ближним не сущее, но слово, которое от субстрата отлично. Следовательно, как видимое не может стать слышимым, и наоборот, так и наше слово не может возникнуть, если сущее предлежит извне». Sextus Empiricus .Adversus mathematicos (7).

Так может быть, необъяснимая доселе максима Парацельса («Все лекарство и все яд, дело лишь в дозе») является своего рода конформным отображением, как говорят математики, теорем Гёделя и Тарского на континуум метамедицины?
Чтобы ответить на этот вопрос, нужно заложить хотя бы основы метамедицинской науки. А пока этого не сделано, мы можем лишь сверять наши абстрактные модели с достижениями доказательной медицины (Evidence based medicine) (9) сверхмалых доз, видными представителями которой являются, в частности, отечественные ученые.



Практика – критерий истины!

Группа биохимиков из лаборатории действительного члена Европейской Академии естественных наук Александра Плешкова, используя наработки отечественных ученых о квантовом механизме действия сверхнизких концентраций действующих веществ на живые системы, на несколько порядков снизила эти концентрации, что это позволило раскрыть интроны (скрытые участки ДНК), которые при этом распознают и уничтожают вирусы, в том числе и коронавирус COVID-19.

«Есть медицина больших доз, основанная на антибиотиках. Есть медицина сверхмалых доз, также приносящая большую пользу. И есть медицина гипермалых доз, за которой будущее, так как именно гипермалые концентрации открывают интроны ДНК, которые распознают и уничтожают коронавирус COVID-19». = утверждает Александр Плешков.
Представляется, что будущее метамедициы сверхмалых доз лежит в объединении усилий российских ученых , разработавших квантово-резонансную модель воздействия СМД действующих веществ и физических факторов на живые системы с практиками биохимии СМД.

Создание современной метамедициы, нацеленной не на интересы транснациональных корпораций, а на излечение людей, еще только начинается. Если квантовая природа многих процессов в живых системах сегодня практически доказана, то природа самоподобия, то есть фрактальности и рекурсивности методик потенцирования сверхмалых доз, остается во многом неразгаданной.
Загадка (или теорема) Парацельса была сформулирована еще в Древнем мире в трактате Гермеса Трисмегиста «Tabula Smaragdina» («Изумрудная скрижаль»), которую, безусловно, следует трактовать не в буквальном смысле: «Что наверху, то и внизу».
Современные возможности искусственного интеллекта и больших данных дают возможность если не разгадать, то по меньшей мере максимально приблизиться к разгадке этих метатеорем, сопровождающих человечество на протяжении всей известной письменной истории.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук;
Алексей Сафин, научный сотрудник лаборатории биотехнологий Александра Плешкова.


Литература.

1. О квантово - резонансной природе гомеопатии. Я.З. Месенжник, А.А. Карпеев, С.Г. Мифтахутдинов, А.Н. Пироговский, Р.А. Пироговский. https://edas.ru/press-center/news/o-kvantovo-rezonansnom-energoinformatsionnom-deystvii-gomeopaticheskikh-preparatov2/
2. Е. Б. Бурлакова, А. А. Конрадов, Е. Л. Мальцева. Действие сверхмалых доз биологически активных веществ и низкоинтенсивных физических факторов. «Химическая физика». 2003. Т. 22, № 2.
3. Владимир Прохватилов, Коронавирус и кризис оснований современной медицинской науки. О влиянии сверхмалых доз биологически активных веществ на живые системы. https://www.fondsk.ru/news/2020/12/10/koronavirus-i-krizis-osnovanij-sovremennoj-medicinskoj-nauki-52433.html
4. https://edas.ru/press-center/news/energoinformatsionnyy-mekhanizm-lechebnogo-deystviya-gomeopaticheskikh-preparatov/
5. Теорема Гёделя о неполноте. https://ru.wikipedia.org/wiki/Теорема_Гёделя_о_неполноте
6. А.Букалов. Мышление и квантовая физика: теоремы Геделя, Тарского и принцип неопределенности. Журнал «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика», № 2, 2001 .
7. Секст Эмпирик . Соч. в двух томах. М., Мысль, 1976.
8. Грегори Чейтин. Случайность в арифметике.В мире науки № 9, 1988 г. (Scientific American. Издание на русском языке).
9. Izet Masic, Milan Miokovic, Belma Muhamedagic. Evidence based medicine - new approaches and challenges (англ.) // Acta informatica medica: AIM: journal of the Society for Medical Informatics of Bosnia & Herzegovina: casopis Drustva za medicinsku informatiku BiH. — 2008. — Vol. 16, iss. 4. — P. 219–225. — ISSN 0353-8109. — doi:10.5455/aim.2008.16.219-225. — PMID 24109156.

Культура около нуля



Авиценна пишет, что разных там всяких больных надо лечить, а этих пороть. Он, похоже, погорячился. Академик Бехтерев их успешно лечил таблетками какими-то.
Но режиссера этого посадили не за это. Там много таких. И не за балет "Нуриев". Хотя, к примеру, Чайковский такой балет не сочинил бы. И сам Нуриев такого не сочинял, он плясал вполне традиционно...
И не по совокупности грехов закрыли.Серыми схемами увлекаются все практически.
Тут глубже копать надо. Культурой ведь кто руководит? Карабас-Барабас, вестимо, а не мединские всякие. Вот-вот.
Так нафик силовикам этот бес-серебреников? Они что же, нашу культуру несчастную совсем обнулить хотят? Ну, обнулить не обнулить, а до нуля довести - почему бы и нет.
Или до околонуля.
Quod erat demonstranduюm

А этого помучают и выбросят выпустят. Ну или царь помилует.Царь-то добрый, это карабасы злые.

Спорт, который убивает

Девять высококлассных российских бодибилдеров, трое из которых — петербуржцы, скончались за последние полтора года в самом расцвете сил. «Фонтанка» выясняла, что убивает молодых спортсменов.



1 октября в Барселоне скончался известный бодибилдер из Нижегородской области Алексей Имеряков. Произошло все моментально — еще 24 сентября он занял пятое место на престижных соревнованиях «Арнольд Классик Европа», опубликовал оттуда несколько фотографий в Инстаграме, а уже 30 сентября Алексея срочно госпитализировали в барселонскую больницу с подозрением на разрыв аневризмы. 1 октября медики зафиксировали смерть от внутреннего кровотечения.
Ну, бывает, скажет большинство. Вот только Имеряков стал минимум девятым российским бодибилдером с более или менее известным именем, умершим начиная с мая 2015 года. Это в 3 раза больше, чем за предыдущие 12 – 13 лет. В девяти случаях из них причина — в проблемах с сердечно-сосудистой системе. Большинству нет и 30 лет. В трех случаях — это спортсмены из Петербурга.

Суровая статистика

Факторов риска у людей, занимающихся бодибилдингом, всегда было великое множество. Не случайно на всех крупных интернет-форумах по бодибилдингу, как правило, есть отдельная тема, посвященная умершим спортсменам. При ее просмотре создается впечатление, что читаешь сводки с места боевых действий. Не проходит и месяца, чтобы не появилась запись о новой смерти. Но если примерно до 2015 года в соответствующих форумах писали преимущественно о смертях зарубежных спортсменов, то дальше в некрологах все чаще начинают мелькать россияне. «Фонтанка» насчитала минимум девять случаев смерти более или менее известных спортсменов, которые добились определенных результатов, список которых ниже, и еще с десяток не таких успешных, о смерти которых сообщали только близко знавшие их люди.

Список умерших с мая 2015-го по октябрь 2016 года:

2 мая 2015 года — Ирина Фоменкова (20 лет, Тамбов). Остановка сердца. Предположительно спортсменка принимала сильнодействующие препараты, способствующие потере веса. В соцсетях Ирина лично хвасталась, что к соревнованиям, после которых она умерла, сбросила 23 килограмма за 70 дней.

23 июля 2015 года — Илья Городничев (24 года, Москва). Рак. Абсолютный чемпион Московской области по бодибилдингу среди юниоров (2013), вице-чемпион Москвы по бодибилдингу среди мужчин в категории 85 кг (2013).

4 сентября 2015 года — Ильдар Кабиров (28 лет, Санкт-Петербург). Точных данных о причинах смерти в публичном пространстве нет. Известно лишь, что у Ильдара были некие проблемы с сердцем — незадолго до своей кончины он 10 дней находился на лечении в больнице. Чемпион Санкт-Петербурга и Ленинградской области (2013), бронзовый призер чемпионата России (2013), обладатель Кубка Северо-Западного ФО (2015).

5 сентября 2015 года — Дмитрий Поляков (50 лет, Смоленск). Инсульт. Семикратный чемпион России (1993, 1994, 1995, 1996, 2000, 2003, 2005 и 2007), пятикратный обладатель Кубка России, чемпион Европы 2002 года.

11 сентября 2015 года — Екатерина Пузыренко (38 лет, Омск). Обширный инфаркт. Вплоть до самой смерти не испытывала проблем со здоровьем, вовсю готовилась к выступлению на самом престижном турнире культуристов «Мисс Олимпия». Чемпионка России по тяжелой атлетике, серебряный призер чемпионата Восточной Европы по фитнесу.

4 января 2016 года — Андрей Бахмат (Тула). Стало плохо с сердцем, был доставлен в больницу, где скончался через несколько дней.

14 января 2016 года — Максим Самойло (36 лет, Санкт-Петербург). Отрыв тромба, отказало сердце. При вскрытии брюшной полости якобы обнаружили, что поражены все крупные сосуды, кровоснабжающие внутренние органы. Вице-чемпион Восточной Европы 2011 года, чемпион Санкт-Петербурга – 2006.

22 августа, 2016 года — Артем Масалов (27 лет, Санкт-Петербург). Причина смерти доподлинно неизвестна, по неподтвержденным сведениям — что-то с сердцем. Двукратный чемпион Санкт-Петербурга по бодибилдингу.

1 октября 2016 года — Алексей Имеряков (25 лет, Нижний Новгород). Разрыв аневризмы, внутреннее кровотечение.

Нулевой контроль

Общеизвестно, что различные препараты, запрещенные в других видах спорта, в бодибилдинге формально тоже запрещены, но контроль за их употреблением практически нулевой. Самые распространенные — это, конечно же, стероиды, напрямую способствующие росту мышц, и диуретики (мочегонные), принимаемые для «сушки» перед соревнованиями, для более четкого контура мускулатуры. Именно за чрезмерное употребление диуретиков, судя по всему, поплатилась жизнью Ирина Фоменкова. На все тех же форумах обязательно существует отдельная тема, посвященная «химии», где спортсмены делятся советами по поводу употребления таких препаратов и эффективности той или иной марки.

Между тем в сентябре 2011 года журнал американской кардиологической ассоциации Circulation: Heart Failure опубликовал результаты исследования, согласно которому длительное употребление анаболических стероидов ослабляет сердце сильнее, чем раньше предполагали специалисты.

Нормальный здоровый левый желудочек выкачивает от 55 до 70% крови, заполняющей сердце (показатель, известный как фракция выброса). 83% участников, употребляющих стероиды (исследование проводили на 12 спортсменах), имели низкую нагнетательную функцию (фракция выброса менее 55 %). По данным предыдущих исследований, это приводило к увеличенному риску развития сердечной недостаточности и внезапным кардиальным смертям.

«Я думаю, что мы впервые начинаем осознавать, что сердце – один из органов, который в первую очередь попадает под удар при длительном приеме стероидов», – пишет доктор медицинских наук Аарон Л. Багиш, главный автор исследования и преподаватель на кафедре медицины при Центральном госпитале штата Массачусетс в Бостоне.

«Сушка» (особенно ее агрессивные виды) также отрицательно влияет на сердечно-сосудистую систему, истончая стенки сосудов.

Новое веяние

Однако все эти проблемы были всегда и во все времена, и они не объясняют всплеска летальных исходов. Несколько источников в мире бодибилдинга, пожелавшие остаться неизвестными, рассказали «Фонтанке», что причина, возможно, в определенных наркотиках. Их употребление, можно сказать, новое веяние в этом виде спорта. Применяют их опять же в момент «сушки», самый тяжелый период подготовки, сопряженный с депрессией и общим ухудшением физического здоровья. Расплата за это для организма слишком велика.

За разъяснением «Фонтанка» обратилась к Станиславу Линдоверу, мастеру спорта по бодибилдингу и чемпиону Европы. Станиславу 44 года. В мае после перенесенной операции на сердце он принял решение завершить карьеру.

«Убивает на самом деле не фармакология, а подготовка. Требования стали совершенно другие, они повысились в разы, нагрузки становятся запредельными, нужно более жестко держать диету. Препараты применяются все более и более агрессивные. Нарушения идут просто по всему организму. При всем при этом многие игнорируют собственное здоровье, я и сам такой. Только недавно узнал, что у меня порок сердца», – говорит он.

На вопрос про употребление в период «сушки» наркотических препаратов Линдовер ответил утвердительно.

«Это действительно так. Но, насколько я знаю, в большей степени это касается Москвы, потому что там совершенно другие финансовые ресурсы. Я лично знаю нескольких таких спортсменов. Но об этом же никто не рассказывает. Пришло это к нам из Америки. Там есть целый ряд спортсменов, которые даже не пытаются это скрыть. Но у нас это пока не массовое явление. Думаю, что максимум процентов 10 сопровождают свою подготовку такими препаратами», – признается Линдовер.

Отметим, что в различных видах спорта подобные ситуации время от времени также происходят. Например, 13 октября 2008 года на матче Континентальной хоккейной лиги «Витязь» – «Авангард» из-за остановки сердца умер 19-летний хоккеист Алексей Черепанов. После этого руководство КХЛ ввело жесткие требования к медосмотру и допуску игроков до соревнований. Для бодибилдинга подобные меры будут означать смерть всего вида спорта, считает Линдовер.

«Бодибилдинг – это единственный вид спорта, где спортсмен выходит на соревнования в худшем своем физиологическом состоянии. Он обезвожен, он обезминерален. Собственно, все это и приводит к проблемам с сердцем, вплоть до его полной остановки. Если ввести жесткое медобследование бодибилдеров, то выступать просто будет некому. Просто некому. Ни один спортсмен не будет допущен даже по банальному анализу крови», – заявил спортсмен.

Выхода нет?

«Фонтанка» обратилась за комментариями к директору Федерации бодибилдинга и фитнеса России Наталье Михайловой, из слов которой следует то, что федерация никак повлиять на плачевную ситуацию не может.

«Каждый спортсмен приносит медицинскую справку, что он проходил обследование. Без них мы не допускаем к соревнованиям. Как мы проверяем, что они настоящие? Я понимаю, что любой штамп можно подделать, но нам что теперь, каждое медицинское заведение обзванивать? Представляете, сколько это займет времени? На сегодняшний день допинг-контроль у нас не осуществляется, потому что московская медицинская лаборатория лишена аккредитации. Наркотики же не тот способ, который нужен для прохождения «сушки». Это не специфика нашего вида спорта.

Пример КХЛ для нас неактуален. Футбол и хоккей финансируются из бюджета. У них очень богатые титульные спонсоры – «Газпром», «Аэрофлот». Они могут себе позволить дорогостоящие медицинские обследования каждого спортсмена. У нашей федерации нет бюджетного финансирования. Мы существуем только за счет стартовых и членских взносов. Вы представляете, если каждому спортсмену организовывать медкомиссию, во сколько это нам обойдется? Мы бы с удовольствием, но у нас, к сожалению, нет на это финансирования», – заявила Наталья Михайлова.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

http://www.fontanka.ru/2016/10/06/127/

Денег нет ни для врачей, ни для их пациентов

16:52 6.08.2016 , Николай Арефьев
Вот она - разница между народным советским периодом и периодом буржуазного беспредела

Посмотрите на эти фотографии.

Как вы думаете, что это: притон наркоманов, тюрьма в Сомали или лежбище бомжей




Нет. Это поликлиника, психоневрологический диспансер в райцентре Приютное республики Калмыкия.


Если бы А.П. Чехов побывал в этом заведении сегодня, его рассказ «Палата №6» был бы более острым и обличительным.

Но Чехова нет, а мне вряд ли удастся во всех красках передать то впечатление, которое я получил от его посещения и которое держало меня в шоке несколько дней.

Признаться, первое, что пришло в голову после осмотра диспансера, это сознание того, что больные стали заложниками этого мерзкого отношения к людям по причине своей болезни. Им деваться некуда!

Но какая нужда могла загнать сюда обслуживающий персонал, работающий в нечеловеческих условиях? Им, наверное, всю жизнь снятся страшные сны.

Психоневрологический диспансер рассчитан на 72 человека, но в него набили, как в бочку огурцов 350 человек. Финансируется только питание больных и зарплата обслуживающего персонала. О ремонте помещений и мебели здесь давно забыли. Уже четверть века здесь не было ремонта.

Диспансеру достались здания райкома КПСС и почтового отделения, расположенные рядом. Надо полагать, что это были неплохие помещения в момент их заселения, о чем свидетельствуют черты сельской монументальности, сохранившиеся и сегодня.

Заведение принадлежит республике, вместе с обязанностью его содержания. Теперь партийный штаб превратился в развалины с заколоченными фанерой окнами и ободранными до кирпича стенами. В палатах на окнах нет занавесок, нет ковриков и дорожек, нет тумбочек для личных вещей.

Здесь бесполезно перечислять чего нет, лучше сказать что есть! А есть здесь ржавые, скрипучие кровати времен Брежнева, набитые в палатах, так, что пройти к своей кровати невозможно, нужно переползать к ней по соседним кроватям. Одеяла и простыни самых разных цветов не из любви к разнообразию, просто их больные принесли из дома, потому, что казенными заведение не обеспечивается.

Стены обшарпаны и ободраны, кое-где выбоины прикрыты самодельными занавесками и бумажными картинками. Столовая вполне соответствует интерьеру палат. Обеденные столы, хрущевских времен, протерты до дыр. Стульев нет, вместо них самодельные рубленные скамьи, изготовленные слесарем заведения. Посуда? О ней лучше не говорить. В качестве посуды применяется все, во что можно налить или положить.

Что такое туалет в заведении сложно описать! Это помещение, в котором даже следов краски и кафеля уже не осталось. Серый выщербленный цемент с фрагментами кирпича на стенах и полу, вместо унитазов такой же серый цементный желоб. Мойка для рук есть, на ней остались фрагменты эмали, остальное - ржавчина.

В туберкулезном отделении еще более гадко. Невольно вспоминаются слова Гоголя: - «Мужик, если он выздоровеет, так и так выздоровеет! А если помрет – так и так помрет!». Здесь нет даже видимости человеческого жилья. Зайдите в современный свинарник или коровник – они выглядят дворцами против убожества туберкулезного отделения диспансера.

Вы можете подумать, что это наплевательское отношение к существованию только сумасшедших. Нет, обслуживающий персонал здесь работает в условиях даже худших, чем живут больные.

Заходим в прачечную. Нас предупреждают, что бы смотрели под ноги. Пола в прачечной нет, он сгнил. Вместо пола на кирпичи положены «играющие» доски, по которым, как акробаты прыгают женщины – прачки. Потолка тоже нет. Остатки штукатурки поддерживают подпорки, установленные видимо женщинами, да так часто, как колонны в Колонном зале Дома Союзов.

Сквозь сгнившую дранку виднеется голубое небо, напоминающее, что в мире что-то чистое все-таки есть. Бытовая комната, где обедают и переодеваются эти несчастные женщины такая же, как и прачечное отделение с подпорками, ржавыми гвоздями вместо вешалок, колченогим столом для приема пищи. Работницы тихие, смиренные, видимо привыкшие к бытию, которое определяет сознание.

Все здесь держится на энтузиазме персонала, как на подпорках сгнивших потолков. Заботы государства этого государственного учреждения не видно ни во дворе, ни в палатах, ни в бухгалтерии.

Всякие годы переживала Советская Россия, но такого убожества она не имела даже в годы Великой Отечественной войны.

Вот она - разница между народным советским периодом и периодом буржуазного беспредела. Нет денег на медицину и пачками закрывают больницы и поликлиники, остальные превращают в палату без номера.

Нет денег - и тысячами закрывают школы и детские сады. Нет денег - и отбирают последние гроши у пенсионеров. И в это же время, что ни день, то отправляют в СИЗО губернатора с кубометром наворованных денег, министра – коллекционера драгоценностей и само «государево око» – чиновников Следственного комитета.

Все прогнило, как здания «сумасшедшего дома»! Только, если здесь подпорки, как атланты еще держат потолок, то в государстве этот потолок подпорки не удержат, он непременно рухнет на нерадивых хозяев.

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2016/08/06/pravitelstvo-rossii/781686-deneg-net-ni-dlya-vrachei-ni-dlya-ikh-patsientov