Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Спасет ли водка российский бюджет?

Министерство финансов РФ подготовило проект приказа о повышении минимальной цены на водку со 190 до 202 рублей за полулитровую бутылку. Ожидается, что этот документ будет принят до конца года.
Предыдущий раз минимальная цена на водку повышалась 13 июня текущего года: со 185 до 190 рублей. Однако, в правительстве все еще продолжаются дискуссии, призванные выяснить, какая цена на водку является оптимальной с точки зрения наполнения госбюджета. В Минпромторге подготовлен доклад, в котором предлагается снизить цену одной бутылки до 100 рублей. Этой точки зрения придерживаются и в Федеральной антимонопольной службе. В Минэкономразвития считают, что поллитровка должна стоить чуть дороже - 136 рублей. Предложения о снижении цены на крепкий алкоголь не встретили, однако, понимания в Министерстве финансов, регуляторе алкогольного рынка.
Заметим, что Минпромторг и Минэкономразвития предлагают снизить не только цены, но и акцизы на водку. Акциз, как известно, это косвенный налог, устанавливаемый преимущественно на предметы массового потребления внутри страны, в отличие от таможенных платежей, несущих ту же функцию, но на импортные товары. Он включается в цену товаров или тариф за услуги и тем самым фактически уплачивается потребителем.
Чтобы после снижения как цены, так и акциза на водку госбюджет не пострадал, объемы продаж водки должны возрасти примерно в полтора раза. В Минэкономразвития и Минпромторге считают, что эластичность спроса на водку достаточно высока, чтобы можно было зарабатывать не на норме, а на массе водочной прибыли. Минфин с этим не согласен.
Нужно отметить, что ставки акцизов на крепкие алкогольные напитки в России в несколько раз меньше, чем в странах Европы. В России ставка акцизов на крепкие спиртные напитки — 5,25 евро против 49,21 евро в Швеции и 10 евро в Австрии. Но в Европе и уровень доходов населения гораздо выше.
Эластичность спроса на водку в России намного выше, чем в большинстве стран Европы. Эластичность спроса по цене показывает, на сколько процентов изменится величина спроса при изменении цены на один процент. По данным Центра разработки алкогольной политики, на сегодняшний день коэффициент эластичности спроса на водку в России составляет -1.774 (в Финляднии, Швеции и Норвегии -0.782). То есть при повышении цены на один процент спрос падает почти на два процента, и наоборот. Эластичность по доходу в РФ положительна и сравнительно невелика (0.524).
В Российской империи доход от продажи водки приносил от 30 до 50 процентов бюджета.
В 1811 году имперская казна выручила за продажу водки рекордную сумму – свыше 38 миллионов рублей. А вся война 1812 года с огромными потерями и разорением ряда областей, включая сожженную Москву, обошлась в 155 миллионов.
В 1817 году Александр I, отказавшись от реформ Сперанского, ввел вместо них госмонополию на продажу водки, одновременно подняв цену на нее до 8 рублей за ведро. Первоначально это принесло в бюджет баснословные доходы – в 1820 году «сбор от казенной винной монополии» составил 77 миллионов рублей.
Но уже через несколько лет коррупция превозмогла здравомыслие, и доходы от «винной монополии» резко упали. В 1827 году пришлось отдать торговлю водкой на откуп частникам.
При Николае I водочные доходы достигли исторического максимума, давая треть всех доходов бюджета. Во время Крымской войны 1853–1856 годов выручка от продажи алкоголя составляла до 46 процентов российского бюджета в силу того, что рухнул сырьевой (лес, пенька) экспорт в Европу.
В конце XIX века бурное развитие промышленности обеспечило общее повышение госдоходов, поэтому алкоголь при Александре II и Александре III покрывал лишь четверть бюджета.
В 1894 году министр финансов Сергей Витте, затеявший непосильное для тогдашней казны строительство Транссибирской магистрали, взял французские кредиты, а заодно ввел очередную «казенную винную монополию».
Перед Первой мировой войной доходы от «казенной винной монополии» были главной статьей имперского бюджета (28 - 32 процентов). С 1904 по 1913 год чистая прибыль казны от торговли алкоголем превысила 5 миллиардов золотых рублей, что в пересчете в современные цены составляет около 160 миллиардов долларов.
В 1914 году был введен «сухой закон», который распространялся лишь на низшие слои населения, на рестораны первого разряда, где бутылка шампанского стоила 12 рублей, а коньяка – до нескольких десятков он не распространялся. «Сухой закон» вызвал всплеск самогоноварения – к весне 1917 года было выявлено более 11 тысяч нелегальных производств спирта, водки и браги. Активно потреблялись различные суррогаты – например, в 1915 году продажа «политуры», спиртового раствора для покрытия древесины, увеличилась в 21 раз.
В 1924 году Сталин отменил «сухой закон». В письме Молотову от 1 сентября 1930 года он писал, что «нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьезной обороны страны».
В годы НЭПа спиртное обеспечивало от 10 до 14, а к концу 30 х годов – до 15 процентов госбюджета СССР. Сталин прямо говорил, что правительству пришлось «ввести водочную монополию, для того, чтобы заполучить необходимые оборотные средства для развития нашей индустрии».
В послевоенные годы удельный вес доходов с алкогольного рынка неуклонно уменьшался, так как промышленность столь же неуклонно росла.
Сегодня акцизы на спирт, крепкий алкоголь и пиво приносят в казну Российской Федерации всего лишь два процента всех ее доходов.
Цена на водку стабильно повышается уже несколько лет, начиная с 2010 года, что связано с преодолением последствий кризиса 2008−2009 годов. Это осознанная политика правительства. Летом 2010 года заместитель министра финансов Сергей Шаталов заявил, что «водка не должна быть дешевой, это не товар первой необходимости». Повышаются цены не только на водку, но и на ряд других товаров, которые население потребляет постоянно и не может от них отказаться. Это приводит к так называемому парадоксу Гиффена.
«Парадокс Гиффена» заключается в том, что при повышении цен на определённые виды товара (в основном товары первой необходимости) их потребление повышается за счёт экономии на других товарах.
Справка:
Товар Гиффена — товар, потребление которого увеличивается при повышении цены.
Для большинства товаров при повышении цены снижается потребление: при повышении цен на мясо население покупает меньше мяса, заменяя его, например, рыбой, грибами и т. д. У товара Гиффена всё наоборот — при повышении цен на картофель люди начинают покупать больше картофеля, но меньше, например, макарон.
Все товары Гиффена — малоценные товары, которые занимают в потребительском бюджете значительное место и для которых отсутствует равнозначный товар-заменитель. Ценных товаров Гиффена не бывает. Так, например, товарами Гиффена в России являются чай, хлеб и некоторые другие, а в Китае — рис и макароны.
Минфин рассчитывает, что заявленное повышение акцизов на водку принесет в казну дополнительный доход, так как вследствие эффекта Гиффена ее потребление может даже увеличиться. Но на самом деле, это далеко не так.
Легальная водка в настоящее время реально является малоценным товаром только на первый взгляд. Средний советский гражданин мог купить 30 бутылок водки в месяц. Сегодня среднестатический гражданин РФ теоретически может купить (при средней зарплате по стране около 20 тысяч рублей) примерно 200 бутылок водки. То есть водка сейчас вроде бы доступнее в 7 раз. Однако в реальности, если учесть платежи за ЖКХ и проезд на транспорте, которые в советское время были ничтожны, а сейчас стали чуть ли не главным обременением семейного бюджета среднестатистического россиянина, легальная водка уже не представляется малоценным товаром, и парадокс Гиффена на нее не распространяется.
Вспомним, что повышение акцизов в 2010 году вовсе не обогатило бюджет, так как резко сократилось потребление легальной водки и возросло потребление контрафактной. Присутствие на рынке нелегалов сделало спрос на водку эластичным и отменило действие эффекта Гиффена.
Так всегда бывает при наличии товара-субститута (заменителя), которым в данном случае является контрафактная водка.
А вот если бы цены и акцизы на водку были бы снижены, то это привело бы к вытеснению с рынка водочного контрафакта.
Поэтапное поднятие минимальной розничной цены на водку с 2010 по 2014 год привело к сокращению легального рынка водки на 38 процентов. В 2012 году по цене выше 220 рублей продавалось всего 5 процентов легальной водки, что говорит о свершившемся на сегодняшний день переходе всего легального рынка в премиальный сегмент.
Подъем нижнего порога цены привел не только к резкому падению легального рынка, но и к вытеснению мелких региональных производителей, работавших в низком ценовом сегменте и неспособных легально конкурировать с крупными федеральными игроками. На падающем рынке с растущими ценами всегда увеличивается концентрация — доля продажи топ-10 брендов к концу 2014 года превысила 30 процентов.
Понятно, что именно выброшенные с легального рынка мелкие производители ушли в контрафакт. В последние два года экспансия нелегальной водки несколько замедлилась, хотя негативные тенденции не остановились. Министр финансов Антон Силуанов недавно заявил, что «цена на водку в России существенно не изменится». По его словам, сейчас «идёт работа, чтобы не допустить на рынок алкоголя контрафактной и некачественной продукции». «Это самое главное», — считает министр.
Из его слов следует, что Минфин рассчитывает закрыть рынок для производителей контрафактной водки и продолжить поэтапное повышение цен и акцизов на водку, рассчитывая благодаря эффекту Гиффена увеличить доходы в бюджет. Если Минпромторг и Минэкономразвития предлагали сделать ставку на легализации рынка водки и пополнении бюджета чисто экономическими мерами, то Минфину (это вполне очевидно) придется положиться на повышение эффективности работы силовых структур для борьбы с самогонщиками и производителями контрафакта.
Если учесть, что успеха в такой борьбе не удалось достичь еще никому и никогда, то скорее всего легальный рынок водки и в дальнейшем продолжит свое плавное падение, что осложнит и без того непростую задачу наполнения государственного бюджета.
Кроме того, как я уже сказал, легальная водка давно уже перешла для среднестатистического потребителя в категорию премиум и перестала быть товаром Гиффена. Сегодня цены на легальную водку являются для многих россиян в сущности запретительными. А вот контрафактная водка товаром Гиффена пока что остается и поэтому спрос на нее будет неуклонно возрастать. При дальнейшем повышении цен на водку, недоступной для широких масс населения может стать и контрафактная продукция. Когда планировщики алкогольной стратегии из Минфина столкнутся с этой упрямой реальностью, то им придется скорректировать свою ценовую и акцизную политику, чтобы избежать серьезных социальных потрясений.
Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

http://argumentiru.com/economics/2016/10/442775