Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

РФ «минус»

РФ «минус»
В сетях затеяли разбирательство, великая ли держава РФ, али нет.
Разбирают и считают военные базы в загранице, наличие ядерной триады и т.д.
На самом деле, это все не то.
В Пентагоне правильно пессимистично оценивают будущее РФ исходя из демографической катастрофы, которая нарастает.
Второй минус – провал в научных и технологических открытиях и внедрениях. Ученый люд массово уезжает.
Третий минус – отсутствие союзников. Де-факто изоляция.
Согласен с Переслегиным, что как минимум на несколько поколений Азербайджан ушел под Турцию. Лет на 70, как мне кажется.
СНГ потеряно. Был разговор с коллегами по Академии военных наук. Есть кое-какие проекты, которые могли бы помочь в этом плане. Но их или своруют и провалят или не заметят.
Ну и фактор слабого вождя.
Но длиться закат нашей цивилизации может долго.
Или нет? – спросил Штирлиц.

Владимир Прохватилов. Физическая модель механизма предсказаний будущего




Примем как постулат, что существовали и существуют люди, которые наделены даром предсказания будущего.
Если они тем самым моделируют и конструируют будущее, то мы имеем дело с Демиургами, полубогами, которые создают Вселенную по своему манию.
Возможно, такие существа и посещают наш мир, но операциональная пригодность этого варианта предсказаний будущего лежит вне рамок нашего исследования.
Второй вариант: продуктивные предсказатели будущего могут заглядывать туда, где это будущее уже существует.
Может ли такое быть? Давайте вычислим, или, как говаривал Готфрид Вильгельм Лейбниц: Calculemus!

Американские ученые сконструировали модель, которая описывает, но не объясняет трехмерность наблюдаемого мира. На сайт библиотеки Корнелльского университета (США)выложен репринт статьи физиков из Великобритании, США, Германии и Португалии, которые попытались объяснить причину пространственной трехмерности наблюдаемой человеком Вселенной. По их мнению, структура вакуума на ранних этапах развития Вселенной (до стадии инфляционного расширения) представляла собой сеть плотно заузленных и связанных между собой силовых трубок.
Наблюдаемую трехмерность пространства ученые объяснили топологической устойчивостью сети из одномерных силовых трубок.
Структуру Вселенной на ранних этапах авторы сравнивают с запутанными проводами наушников.
В комментариях к этой статье в западной прессе есть ссылки на аналогичные работы известного физика Стивена Хокинга и других зарубежных ученых. Однако, происхождение трехмерности наблюдаемой Вселенной была объяснена в исследованиях российского физика Юрия Баурова еще в 90-е годы. Его модель Вселенной исходит из того, что глубинная структура Вселенной одномерна.
В основе модели Баурова лежит «постулат о существовании множества дискретных одномерных магнитных потоков, образующих четыре различных вакуумных состояния. Характерный размер вакуумной ячейки (одиночного магнитного потока) 3-10-33 (десять в степени минус 33) см. Они взаимодействуют между собой, и в результате, начиная с расстояния 10-17 см, топология мира представляется наблюдателю трехмерной, Евклидовой» (цитируется по статье доктора физико-математических наук Л. Лескова (Лесков Л., 1993, с. 51).
Эксперименты, выполненные в Институте атомной энергии им. И. В.Курчатова, подтвердили бауровскую модель Вселенной.
Модель Вселенной по Баурову тесно соприкасается с идеей семантического вакуума, которую высказал российский математик Василий Налимов, ученик и соратник академика Андрея Колмогорова. По Налимову семантический вакуум одномерен и представляет собой линейный континуум Кантора, то есть своего рода одномерную числовую ось, вдоль которой он распределен как основа мироздания.
Видный британский физик Джеймс Джинс прошлого века как-то сказал, что с его точки зрения Вселенная напоминает скорее великую мысль, чем великую машину.
Скорее всего, мир в основе своей един. Хотя та реальность, которую мы видим, в какой-то степени тоже реальна. Открытия таких явлений, как квантовая телепортация и нелокальность, льют воду на то, что под видимой картиной мира кроется невидимая, но существующая. Трудно выразить это единство словами.
Но вот такой вопрос: если все на свете электроны похожи друг на друга с точностью до не отличить, то не кажется ли вам. что это Один Электрон?
Это касается и других элементарных частиц. Они часть Матрицы, которая и есть Вселенная, в которую включены и мы с вами.
Если логику Василия Налимова, Юрия Баурова продолжить, то можно допустить, что трехмерное пространство рождается из одномерного, а одномерное – из точки. Это уровень, возможно 10 в минус 30 и более высокой степени.
В этой точке сосредоточены прошлое, настоящее и будущее Вселенной.
И те люди, которые наделены даром предсказаний будущего, черпают информацию из этого глубинного уровня, где сосредоточены все смыслы мира.

Можно ли создать программный комплекс, который сможет предсказывать будущее? Можно предположить, что такой ИИ сможет успешно функционировать только при условии постоянной коррекции его работы со стороны человека-оператора, в задачу которого будет входить выставление весовых коэффициентов приоритетным направлениям, нными словами, управление предсказанием будущего ИИ методом итераций.

Как разгадать загадку Парацельса? О квантовой медицине гипермалых доз



Один из основателей современной науки, швейцарский врач Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, более известный под псевдонимом Парацельс, в XVI веке впервые стал применять химические вещества для лечения самых разнообразных болезней.
Ему принадлежит первенство и в применении в медицине сверхмалых доз химических веществ. «Все есть лекарство и все есть яд, дело только в дозе», - говорил Парацельс. Много сотен лет эта загадочная максима оставалась неразгаданной. Но в последние десятилетия появились работы в области биохимии, которые проливают свет на загадку Парацельса.
Современная наука вполне способна объяснить сам феномен эффективности сверхмалых доз химических веществ и излучений для лечения болезней.

Присутствие действия при отсутствии действующего вещества
В последние десятилетия комплексные исследования действий сверхмалых доз (СМД) химических и физических факторов на живые системы проводились под руководством заместителя директора, заведующей лабораторией Института биохимической физики им. Н. М. Эмануэля (ИБХФ РАН) Елены Бурлаковой. Эти исследования привели к открытиям фундаментального характера. Как было показано, наиболее общие закономерности влияния СМД препаратов и факторов наиболее ярко проявляются при изучении эффектов изменения СМД.
В некоторых случаях эта зависимость бимодальная и даже полимодальная: эффект проявляется при сверхмалых дозах препаратов, затем, по мере увеличения дозы, уменьшается, сменяется «мертвой зоной» и вновь усиливается. В ряде случаев изменение дозы вызывает «перемену знака» эффекта. То есть, ингибирующий эффект по мере роста концентрации сменяется на стимулирующий, а затем вновь проявлялся ингибирующий эффект.
Е. Бурлакова отмечает сложность научного обоснования действия СМД: «На наш взгляд, основную трудность в построении этих гипотез представляет объяснение первичного акта взаимодействия единичных молекул с биомишенями. В наших исследованиях мы обнаружили, что всякий раз при введении сверхмалых доз биологически активного вещества в организм животного, клеточную культуру или модельную систему, содержащую суспензию мембран, отмечается изменение структурных характеристик мембран. В свою очередь изменения структуры мембран могут приводить к изменению функционального состояния клетки, а наличие полимодальности в ответе можно объяснить сменой механизма действия вещества в том или ином концентрационном интервале на структуру мембраны. Но как объяснить первичный акт взаимодействия биологически активного вещества в СМД с белком или липидом мембраны, если отношение числа молекул этого вещества к числу молекул белка равно 1: (106-109)?» (2).

Иными словами, авторы упомянутых исследований не могут объяснить саму возможность взаимодействия столь малого количества молекул СМД препарата с живыми системами. Ведь, с их точки зрения, при концентрации 10-15 М и ниже перестает работать закон действующих масс Вант-Гоффа и в определенной степени теряется смысл понятия «концентрация» (2).
Если в растворах не остается ни одной молекулы вещества, из которого изготовлено лекарство, то что могут передавать эти растворы друг другу на каждом последующем этапе потенцирования (разведения)? На этот вопрос коллектив ученых ИБХФ РАН ответа не нашел.
Это и есть кризис оснований современной науки. Опираясь на господствующие в официальной научной среде постулаты эффекты СМД объяснены быть не могут. Попытки объяснить эффект СМД так называемой «памятью воды» не могут быть признаны удовлетворительными.
Волны и кванты
Нам представляется, что факт эффективности СМД при исчезающе малой вероятности нахождения в растворе даже одной молекулы препарата говорит о том, что СМД факторы влияют на живые системы не как действующие вещества, а как сигналы, о чем мы уже писали (3).
Как известно, биохимические процессы могут быть вызваны не только действием одних молекул на другие. Российский исследователь Г.Юсупов пишет: «Для возникновения взаимодействий необходимым условием является достаточно близкое расположение заряженных (активных) участков молекул. Стереохимические особенности молекул обеспечивает избирательность при их взаимодействии, но само взаимодействие может быть Кулоновским, Вандер-Ваальсовским или обусловлено электромагнитным полем. Все эти взаимодействия имеют свойства волн, так как и потенциалы зарядов, и поля обусловлены заряженными частицами, находящимися в постоянном движении.
Волны имеют как энергетические (амплитудные), так и информационные (частотные) характеристики. Характер взаимодействия волн и частиц может быть обусловлен только параметрами энергии (энергетическим) или действием одновременно и энергии, и совпадения частотных (информационных) характеристик, иначе говоря, результат будет обусловлен энергоинформационным действием в результате резонанса на уровне внутримолекулярных связей или Молекулярного электростатического потенциала (МЭСП).
Очень важно иметь в виду принципиальные различия между ними. Для одних процессов важно количество энергии кванта или поля (волны), этот вариант взаимодействия можно условно называть энергетическим. Для других процессов решающее значение имеют волновые свойства поля или кванта (частота и фаза). Этот вариант взаимодействия логично называть энергоинформационным, и специфический результат возможен только при совпадении частоты (информации) взаимодействующих полей или частиц, обладающих волновыми свойствами, благодаря резонансу или интерференции (4).

Группа российский экспертов во главе с всемирно известным ученым, лауреатом Большой Золотой медали имени Альберта Эйнштейна и международной премии имени Альберта Швейцера Я.З. Месенжником объясняет эффект СМД при многократном повторении потенцирования дуализмом «вещество-поле», в рамках которого происходит переход «с воздействия на физическое тело» на волновое воздействие, «причем, чем выше степень потенцирования, тем выше полевой эффект» (1).

Это воздействие носит квантовый характер и описывается адаптированной формулой Макса Планка:

E = hv,
где v — частота излучения, а h — элементарный квант действия, представляющий собой универсальную константу, получившую название постоянной Планка.

Формула Планка может быть адаптирована для случая взаимодействия сигнала/ действующего вещества СМД БАВ на живые системы:

E = 1/M • h • 1/v = h/(M•v),

где Е – это уровень лечебного эффекта, выражающийся в степени улучшения (приближения к норме) как анализов пациента, так и его субъективные ощущения собственного состояния;
v – это ступень (уровень) динамизации - глубина потенцирования или уменьшения концентрации исходного действующего вещества; h – это коэффициент полевого лечебного эффекта одной молекулы действующего вещества; М – количество потенцируемого действующего вещества (

Последовательный разрыв межмолекулярных и внутримолекулярных связей в процессе приготовления СМД раствора обеспечивает переход энергоинформационных (квантовых) характеристик СМД препарата в водный раствор.
Таким образом, СМД препарат «является лечебным средством, представляющим коллективное состояние энергоинформационных (квантовых) характеристик биомолекул и микроэлементов исходного вещества, которые и образуют квантовые поля в СМД препарате.
Применение СМД препаратов вносит в живую систему энергоинформационные (квантовые) характеристики «биомолекул и микроэлементов, содержащихся в матричной настойке».

Взаимодействие СМД препарата и живой системы представляет собой резонансное взаимодействие частотных (информационных) характеристик квантовых полей СМД препарата и квантовых полей живой системы.
При низком уровне потенцирования в СМД препарате содержатся биомолекулы и микроэлементы, а также энергоинформационные характеристики квантовых полей, возникающих в результате разрывов межмолекулярных и внутримолекулярных связей.
При высоком уровне потенцирования в СМД препарате остаются только энергоинформационные (квантовые) характеристики.

Для более глубокого понимания действия СМД препаратов на живые системы необходимы исследования редукции волновой функции СМД препарата в момент попадания в организм человека или иную живую систему, а также в момент измерения достигнутого эффекта. Это непременное условие всех исследований в сфере квантовой механики и квантовой химии и особенности взаимодействия СМД с живыми системами не может быть исключением.

О квантовом характере эффектов СМД свидетельствует их полимодальный характер с переменой эффекта –со стимулирующего на ингибирующий. Подобно тому, как в модели атома Нильса Бора существуют строго определенные стационарные орбиты (квантовые состояния)
электрона, определяемые постоянной Планка, так и в квантовая модель СМД эффектов дает строго определнное число как положительных стимулирующих), так и отрицательных (ингибирующих) пиков (квантовых состояний) с наличием так называемых «мертвых зон», то есть запрещенных квантовых состояний, в которых СМД препарат не производит никакого эффекта.

Не загадка, а теорема Парацельса!

Немецкий философ и математик XVII века Готфрид Вильгельм Лейбниц считал возможным создать «исчисление» рассуждений, которое когда-нибудь позволит улаживать все споры с помощью слов: «Давайте вычислим, господа!». К началу нашего столетия прогресс в разработке символической логики дал основание немецкому математику Давиду Гильберту заявить, что все математические вопросы в принципе разрешимы, и провозгласить окончательную кодификацию методов математического рассуждения.
Однако, в 30-е годы XX века «этот оптимизм совершенно развеялся под влиянием удивительных и глубоких открытий К. Гёделя и А. Тьюринга». – как отметил один из основателей метаматематики Грегори Чейтин (8).

Знаменитая теорема Курта Гёделя о неполноте утверждает, что любая формальная система либо противоречива, либо неполна, то есть в ней есть некая невыводимая и неопровержимая формула либо теорема (5).

Еще более агностицичной, если можно так выразиться, является теорема Тарского о невыразимости, Это своего рода усиленная теорема Гёделя, которая утверждает, что в теории чисел, а следовательно в любой науке, использующей арифметику, не существует универсального критерия истины. Иными словами, арифметическую истину невозможно выразить арифметическими средствами (6).

Понимание того, что человеческий разум не в силах объяснить все тайны мироздания, существовало еще в древности: «Даже если сущее и постигается, оно неизъяснимо другому. Действительно, если сущее есть то, что предлежит извне, видимо, слышимо и вообще чувственно воспринимаемо, причем видимое из этой области постигается зрением, а слышимое слухом, а не наоборот, то как оно может быть показано другому? Ведь то, чем мы объявляем, есть слово. Слово же не есть ни субстрат, ни сущее. Значит, мы объявляем своим ближним не сущее, но слово, которое от субстрата отлично. Следовательно, как видимое не может стать слышимым, и наоборот, так и наше слово не может возникнуть, если сущее предлежит извне». Sextus Empiricus .Adversus mathematicos (7).

Так может быть, необъяснимая доселе максима Парацельса («Все лекарство и все яд, дело лишь в дозе») является своего рода конформным отображением, как говорят математики, теорем Гёделя и Тарского на континуум метамедицины?
Чтобы ответить на этот вопрос, нужно заложить хотя бы основы метамедицинской науки. А пока этого не сделано, мы можем лишь сверять наши абстрактные модели с достижениями доказательной медицины (Evidence based medicine) (9) сверхмалых доз, видными представителями которой являются, в частности, отечественные ученые.



Практика – критерий истины!

Группа биохимиков из лаборатории действительного члена Европейской Академии естественных наук Александра Плешкова, используя наработки отечественных ученых о квантовом механизме действия сверхнизких концентраций действующих веществ на живые системы, на несколько порядков снизила эти концентрации, что это позволило раскрыть интроны (скрытые участки ДНК), которые при этом распознают и уничтожают вирусы, в том числе и коронавирус COVID-19.

«Есть медицина больших доз, основанная на антибиотиках. Есть медицина сверхмалых доз, также приносящая большую пользу. И есть медицина гипермалых доз, за которой будущее, так как именно гипермалые концентрации открывают интроны ДНК, которые распознают и уничтожают коронавирус COVID-19». = утверждает Александр Плешков.
Представляется, что будущее метамедициы сверхмалых доз лежит в объединении усилий российских ученых , разработавших квантово-резонансную модель воздействия СМД действующих веществ и физических факторов на живые системы с практиками биохимии СМД.

Создание современной метамедициы, нацеленной не на интересы транснациональных корпораций, а на излечение людей, еще только начинается. Если квантовая природа многих процессов в живых системах сегодня практически доказана, то природа самоподобия, то есть фрактальности и рекурсивности методик потенцирования сверхмалых доз, остается во многом неразгаданной.
Загадка (или теорема) Парацельса была сформулирована еще в Древнем мире в трактате Гермеса Трисмегиста «Tabula Smaragdina» («Изумрудная скрижаль»), которую, безусловно, следует трактовать не в буквальном смысле: «Что наверху, то и внизу».
Современные возможности искусственного интеллекта и больших данных дают возможность если не разгадать, то по меньшей мере максимально приблизиться к разгадке этих метатеорем, сопровождающих человечество на протяжении всей известной письменной истории.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук;
Алексей Сафин, научный сотрудник лаборатории биотехнологий Александра Плешкова.


Литература.

1. О квантово - резонансной природе гомеопатии. Я.З. Месенжник, А.А. Карпеев, С.Г. Мифтахутдинов, А.Н. Пироговский, Р.А. Пироговский. https://edas.ru/press-center/news/o-kvantovo-rezonansnom-energoinformatsionnom-deystvii-gomeopaticheskikh-preparatov2/
2. Е. Б. Бурлакова, А. А. Конрадов, Е. Л. Мальцева. Действие сверхмалых доз биологически активных веществ и низкоинтенсивных физических факторов. «Химическая физика». 2003. Т. 22, № 2.
3. Владимир Прохватилов, Коронавирус и кризис оснований современной медицинской науки. О влиянии сверхмалых доз биологически активных веществ на живые системы. https://www.fondsk.ru/news/2020/12/10/koronavirus-i-krizis-osnovanij-sovremennoj-medicinskoj-nauki-52433.html
4. https://edas.ru/press-center/news/energoinformatsionnyy-mekhanizm-lechebnogo-deystviya-gomeopaticheskikh-preparatov/
5. Теорема Гёделя о неполноте. https://ru.wikipedia.org/wiki/Теорема_Гёделя_о_неполноте
6. А.Букалов. Мышление и квантовая физика: теоремы Геделя, Тарского и принцип неопределенности. Журнал «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика», № 2, 2001 .
7. Секст Эмпирик . Соч. в двух томах. М., Мысль, 1976.
8. Грегори Чейтин. Случайность в арифметике.В мире науки № 9, 1988 г. (Scientific American. Издание на русском языке).
9. Izet Masic, Milan Miokovic, Belma Muhamedagic. Evidence based medicine - new approaches and challenges (англ.) // Acta informatica medica: AIM: journal of the Society for Medical Informatics of Bosnia & Herzegovina: casopis Drustva za medicinsku informatiku BiH. — 2008. — Vol. 16, iss. 4. — P. 219–225. — ISSN 0353-8109. — doi:10.5455/aim.2008.16.219-225. — PMID 24109156.

К вопросу о кризисе оснований современной медицинской науки

Исследование влияния сверхмалых доз биологически активных веществ на живые системы может открыть путь к созданию метамедицины.

«Все есть яд, и все есть лекарство. Одна лишь доза делает вещество или ядом, или лекарством». Парацельс

1. Введение. Необходимость создание медицинской метанауки.
Современная наука находится в гносеологическом (то есть познавательном) тупике. Забрела она в него в двадцатом веке и до сих пор блуждает в познавательных потемках, не видя света в конце ментального туннеля.
Этот факт официально признан только в математике и назван кризисом оснований. Для выхода из ситуации великий математик Давид Гильберт создал так называемую метаматематику, но выйти из кризиса оснований математикам так и не удалось.
Кризис оснований физики не признан никем, но он реально существует. Современная физическая наука не может объяснить, как устроен микромир, предлагая лишь формулы для его описания. В XX веке физики вернулись к вроде бы давно забытому Аристотелю. Для великого учёного античности были характерны рассуждения типа: «Облака поднимаются вверх, потому что это им свойственно». Много столетий спустя великий физик Макс Планк заявил, что электрон не падает на ядро атома, потому что траектория его орбит так уж устроена – есть разрешённые орбиты, а есть запрещённые. Ясности в отношении электрона не прибавилось и в начале XXI века. Академик Людвиг Фаддеев, самый цитируемый российский учёный, жёстко заявляет, что невозможно сказать, как выглядит электрон и как он «летает» вокруг ядра, просто есть математическое описание, довольно точное, а как на самом деле всё устроено, неизвестно.
В начале XX века француз Луи де Бройль придумал так называемый волновой дуализм, то есть, по его мнению, если говорить о законах микромира, то все обитающие там частицы – фотоны или электроны – имеют двойную природу – они и частицы, и волны. На что гениальный советcкий физик Лев Ландау заметил: «И волна, и частица – это обман трудящихся!»

Самым завуалированным и непризнаваемым является кризис оснований современной медицины. По нашему мнению, он начался с разрушением античной медицины и становлению в течение долгих веков современной медицинской и фармакологической индустрии, которая нацелена не избавление человечества от болезней и немощей, а на монетизацию своих разработок, которые зачастую весьма и весьма сомнительны.

Особенно ярко кризис оснований современной медицины проявляется в сфере инфекционной медицины. Успешная борьба с бактериальными инфекциями с помощью антибиотиков не привела к ликвидации инфекций, а лишь освободила театр военных действий для вирусов, которые заняли место бактерий, став новыми санитарами человеческого леса.
Исследования взаимодействия в вирусов и бактерий с многоклеточными организмами требуют осторожного и взвешенного подхода. Ряд биологов ставят перед собой задачу уничтожить вирусы в целом. Но это может привести к необратимым и непредсказуемым последствиям, учитывая, что сейчас вирусы играют роль своего рода санитаров биологического леса, как бы прагматично это ни звучало.
Вспомним, что когда современная медицина решила проблему бактериальных инфекций, на смену бактериям пришли вирусы, так как природа не терпит пустоты. И если мы избавим людей от вирусных атак, то что или кто придет им на смену?..
Где же выход их нынешней тупиковой ситуации? Нам представляется, что позитивное решение проблемы борьбы с вирусными инфекциями лежит на пути исследования действия сверхмалых доз (СМД) биологических активных веществ на живые системы. Кроме того, следует приложить усилия экспертного сообщества для разработки оснований медицинской метанауки. То есть метамедицины.
Метанаука (др.-греч. μετὰ — «после», «о себе»; англ. metascience; нем. Metawissenschaft) — универсальная наука; наука, претендующая на обоснование и изучение различных наук на основе особого, общего для них метаязыка. Таким образом, представляет собой обобщение какой-либо научной отрасли (когда она, в свою очередь, становится объектом исследования), могущее захватывать и смежные науки, с целью выявления взаимосвязей в структуре знания и методологии в рамках этой отрасли.
Нужда в метанауке основывается на реальном присутствии точек пересечения между дисциплинами при должном уровне их развития, что постулирует принципиальную возможность сведения человеческих знаний во всеобъемлющую, согласованную науку, основанную на каком-либо едином комплексе понятий.
Путь к созданию современной метамедицины лежит в сфере междисциплинарных исследований.
2. Эксперименты по исследованию действия СМД на живые системы.

В начале 70-х годов XX века в отечественной научной литературе появились публикации сотрудников Московской ветеринарной академии им. К.И. Скрябина, впервые обративших внимание на способность ряда химических веществ проявлять биологическую активность в сверхмалых дозах (СМД). Поначалу это воспринималось как забавный артефакт,
не заслуживавший серьезного научного обсуждения. феномен СМД долгое время вызывал в академической среде насмешку и недоверие, а работы пионеров в этой области (Г.Н. Шангина, Березовского, В.П. Ямсковой и других) не получали никакого отклика (1). Однако фактов о парадоксальных биоэффектах БАВ в области малых и сверхмалых доз и концентраций становилось все больше, что уже не позволяло их отрицать..
В наши дни уже не оспаривается, что феномен СМД – это объективная реальность. Обнаружение биологической активности у СМД широкого спектра воздействующих факторов химической и физической природы (противоопухолевые и антиметастатические агенты, радиопротекторы, нейротропные препараты, нейропептиды, гормоны, адаптогены, иммуномодуляторы, антиоксиданты, детоксиканты, стимуляторы и ингибиторы роста растений, ионизирующее излучение) фактически сформировало в науке самостоятельное направление исследований, в рамках которого уже наметились отдельные научные школы.
В 1983 году сотрудники Института биохимической физики вместе с коллегами из Института психологии, изучая влияние антиоксидантов на электрическую активность изолированного нейрона виноградной улитки, получили неожиданный результат. Первоначальная доза препарата (10-3 М) была не только активной для нейрона, но и довольно токсичной, поэтому пришлось перейти на менее концентрированный раствор. Доза на четыре порядка ниже первоначальной оказалась не только менее токсичной, но и более эффективной. Дальнейшее уменьшение концентрации привело к росту эффекта, он достигал максимума (при 10-15 М), затем снижался до уровня (при 10-17 М), практически совпадающего с контрольными результатами. Аналогичные закономерности впоследствии были зарегистрированы в экспериментах на животных при введении им холиномиметика ареколина (2).
Обнаруженный эффект был отмечен при использовании широкого спектра воздействующих факторов: противоопухолевых и антиметастатических агентов, радиозащитных препаратов, ингибиторов и стимуляторов роста растений, нейротропных препаратов разных классов, гормонов, адаптогенов, иммуномодуляторов, детоксикантов, антиоксидантов, а также физических факторов — ионизирующего излучения и неионизирующего. Уровень биологической организации, на котором проявляется действие сверхмалых доз (СМД) биологически активных веществ, также весьма разнообразен — от макромолекул, клеток, органов и тканей до животных, растительных организмов и даже популяций.
В монографии группы ученых Института биохимической физики им. Н.М. Эмануэля Российской академии наук рассмотрены результаты влияния ультранизких концентраций различных биологически активных веществ и ультраслабых физических полей (в основном электромагнитных) на биологические системы разного уровня организации – от молекулярного до популяционного. Для всех систем показано наличие ряда стойких однотипных закономерностей: «полимодальных дозовых зависимостей, эффективности при уровнях воздействия ниже фоновых значений и ее зависимость от состояния системы, модификация чувствительности системы к последующим (другим) воздействиям» (2).

Из результатов этих исследований можно сделать вывод, что в реакции живых систем на СМД биологически активных веществ (корпускулярное воздействие) и физические факторы низкой интенсивности ( то есть волновое воздействие) обнаруживается много общего, как формальных признаков (дозовые зависимости), так и показателей биологической активности (2).
К числу характерных для эффектов СМД свойств относятся:
— немонотонная, полимодальная зависимость «доза–эффект». В большинстве случаев максимумы активности наблюдаются в определенных интервалах доз, разделенных между собой так называемой «мертвой зоной»;
— изменение чувствительности (как правило, увеличение) биообъекта к действию разнообразных агентов как эндогенных, так и экзогенных (последние могут быть как той же, что в случае воздействия СМД, так и иной природы);
— проявление кинетических парадоксов, а именно возможность уловить эффект СМД биологически активных веществ, когда в клетке или в организме имеется то же вещество в дозах на несколько порядков выше, а также влияние на рецептор вещества в дозах на порядки более низких, чем константы диссоциации комплекса лиганд-рецептор;
— зависимость «знака» эффекта от начальных характеристик объекта; — «расслоение» свойств биологически активного вещества по мере уменьшения его концентраций, при котором еще сохраняется активность, но исчезают побочные эффекты;
— для физических факторов усиление эффекта с понижением их интенсивности в определённых интервалах мощности и доз.

На сегодняшний день не существует исчерпывающего объяснения действия СМД БАВ на живые системы. Это лишний раз свидетельствует в пользу создания и развития метамедицины, как комплекса междисциплинарных научных знаний. Одним их перспективных направлений может стать, в частности, квантовохимический подход к изучению влияния СМД БАВ на свойства водных растворов (3).

3. Структурные и вариационные принципы метамедицины.
Любая теория или модель, кроме своего основного ядра — закона изменчивости объектов теории, или «уравнения движения» этих объектов, содержит компоненты, вводящие элементарные объекты теории и допустимые способы их преобразований. А.Ньюэлл и Г. Саймон назвали эти компоненты «структурными принципами» наук (4).
Примерами структурных принципов могут служить атомистическое учение о строении вещества, планетарная модель атома, гео- или гелиоцентрическая системы устройства ближнего космоса, космология расширяющейся вселенной, клеточная теория строения организмов, вирусная и бактериальная природа инфекционных болезней, тектоника плит в строении Земли, классовая структура общества… Структурные принципы на многие годы определяют рамки, в которых функционируют целые науки.
Любая естественнонаучная теория имеет, как верно заметили Г.Голицын и А.Левич(5), два этажа: помимо «эмпирически выведенных законов, связывающих друг с другом различные явления и образующих первый этаж теории, должен существовать второй этаж, который состоит из дедуктивных (логических) связей между самими законами. Эти логические связи позволяют выводить сами законы из других, или, следуя А. Эйнштейну, “понять эмпирическую закономерность как логическую необходимость”. Если этот второй этаж отсутствует, то данная область может рассматриваться только как совокупность эмпирических знаний, но не как теория».

Яркие примеры такой совокупности эмпирических знаний - психология, реклама, маркетинг. Здесь найдено огромное количество закономерностей и фактов, многие из них даже выражены в математической форме (Закон Вебера-Фехнера, закон Йеркса-Додсона и пр.). Но теории в строгом смысле, в каком употребляется это слово в точных науках, не существует. Причина в том, что эти законы разрознены, никак не связаны между собой и не выводятся друг из друга или из каких-либо общих принципов.
Отсутствие жесткой дедуктивной структуры, образующей второй этаж теории в этих областях на наш взгляд не случайно. Сложившаяся ситуация дает огромные преимущества западной цивилизации, которая собственно говоря и наработала все это эмпирическое богатство психоинформационных технологий. Все цивилизационные конкуренты Запада вынуждены питаться объедками с барского стола, в том что касается передовых разработок в этой области, в то время как Запад постоянно изобретает все новые и новые инновации, побеждая благодаря этому во всех цивилизационных столкновениях.
Понятно, что одномоментно создать дедуктивным способом операционально пригодный второй этаж теории вряд ли возможно. Однако, существует другой путь, который подсказывает история науки.
Дедуктивная структура любой эффективной теория постоянно развивается, стремясь к тому чтобы «Объяснить как можно большее количество фактов как можно меньшим числом исходных положений», как выразился Исаак Ньютон. Все эффективно работающие теории (оптика, механика, термодинамика) пришли к тому, что их логическая структура имеет единый центр, некий общий принцип.

И мы действительно наблюдаем, пишут Г.Голицын и А.Левич, «как в ходе эволюции теории число объясняемых фактов возрастает, а число исходных приложений (постулатов, принципов) – сокращается. В итоге оказывается, что все теории, завершившие свое развитие (такие как механика, термодинамика, геометрическая оптика и т.п.) сходны по своей логической структуре: их дедуктивные связи (образующие “второй этаж”) имеют единый центр – некоторый общий принцип.
В центре каждой из этих теорий стоит принцип оптимальности (иначе его называют еще экстремальным или вариационным принципом) – утверждение о минимуме (или максимуме) некоторой величины (“функционала”, “целевой функции”). В оптике это – принцип скорейшего пути Ферма, в механике – принцип наименьшего действия, в термодинамике – принцип максимума энтропии».
Это не случайно, ибо экстремальный принцип наиболее универсален.
Что касается исследований действия СМД БАВ на живые системы, то в данном случае полностью отсутствует как первый, так и второй теоретический этаж, что не позволяет исчислить вариационный принцип оптимальности. Возможно, это связано с относительно небольшим числом проведенных экспериментов, или с неверно выбранной методикой их проведения.
Нам представляется, что СМД БАВ влияют на живые системы не как «действующее вещества», а как «сигналы». Это объясняет экспериментально показанный кинетический парадокс, когда в клетке или организме присутствует то же самое вещество, что и в СМД БАВ, в дозах на несколько порядков выше, но никакого воздействия не оказывает.
Сигнал – это информация. Передать информацию от СМД БАВ живой системе может только биополе. Экспериментально доказано морфогенетических полей живых систем как у простейших, так и многоклеточных организмов (6).
Представляется, что подвижки в понимание действия СМД БАВ на живые системы могут быть связаны с исследованием реакции на них биополей живых систем.
4. Сверхмалые дозы против вирусов.
Постановка вопроса об исследовании биополей вирусов с целью поиска эффективных методов борьбы с рукотворными пандемиями, за которыми стоят интересы транснациональных корпораций «Биг Фарма», вызвала большой интерес в экспертном сообществе (7). Ряд российских ученых вплотную подошел к созданию такого инструментария, который позволит положить конец коронапсихозу и вооружить человечество реальными средствами борьбы с всевозможными инфекциями, зачастую сконструированными «ин витро».
Исследования группы российских ученых из ГУП «Научно-исследовательский институт новых медицинских технологий» показали, что вирусы испускаются (или излучаются) одноклеточными организмами, находящимися в непосредственном контакте (в составе с организмом-хозяином) с многоклеточным организмом. Этот гипотетический процесс, как предполагается, интенсифицируется при облучении одноклеточного организма электромагнитным излучением (ЭМИ) как ответ на «информационное раздражение» – сигнал опасности (8).
Экспериментально доказано, что целевая программа вируса заложена в его ДНК или РНК. ДНК управляет и управляется биополем. Вдоль ДНК движутся электромагнитные волны, образующие солитоны, структурно устойчивые одиночные волны, распространяющиеся в нелинейной среде. Экспериментально подтверждено резонансное полевое взаимодействие молекул ДНК в гига-герцевом диапазоне. Обнаруженные частоты резонансного поглощения зависят от длины и топологии ДНК и лежат в районе 2-9 ГГц (9).
Также экспериментально доказано, что сверхмалые дозы (СМД) когерентного излучения позитивно действуют на простейшие организмы (6).
Еще более важно, что реакция детекторных популяций простейших, находившихся вне зоны когерентного облучения, но расположенных в пределах оптического контакта с индукторными, была аналогичной. Ряд исследований российских ученых показали наличие межклеточного дистанционного взаимодействия (МДВ) именно в оптическом диапазоне (10). Иными словами, биополя простейших организмов функционируют в этом диапазоне.
Ряд особенностей реакции живых систем на СМД корпускулярной и волновой природы говорит о возможном квазиквантовом характере межклеточных взаимодействий, причем не только простейших организмов. Как известно, квантовый мир характеризуется дуализмом волны (излучения) и частицы (корпускулы)
Это дает возможность добиться желаемого воздействия на биополя вирусов в клеточном и межклеточном пространстве не только электромагнитными и иными полями, но и через введение СМД биологически активных веществ.
Нельзя не отметить, что высокая эффективность СМД антивирусных препаратов определяется не в последнюю очередь сверхмалыми размерами самих вирусов (десятки и сотни нанометров).
Практическое применение СМД биологически активных веществ для борьбы с вирусами разных видов может быть реализовано при использовании хорошо развитой производственной базы гомеопатической индустрии.
Таким образом, можно наладить производство эффективных препаратов антивирусного класса при затратах на два порядка меньше, чем в современной коммерциализиролванной фарминдустрии.
Что касается управления целевыми программами вирусов воздействием на их морфогенетические поля, то эта задача пока остается вне поля зрения современных ученых.

Владимир Прохватилов,
старший научный сотрудник Академии военных наук


Литература.

1. Л.П. Точилкина. Феномен сверхмалых доз, гомеопатия и ФОВ. Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский институт гигиены, токсикологии и профпатологии» Федерального медико-биологического агентства, г. Волгоград Лаборатория лекарственной безопасности. Журнал «Химическая и биологическая безопасность». 2007. № 1 (31).
2. Действие сверхмалых доз биологически активных веществ и низкоинтенсивных физических факторов. Е.Б. Бурлакова, А.А. Конрадов, Е.Л. Мальцева. Институт биохимической физики им. Н.М. Эмануэля, Российская академия наук, Москва. Журнал «Химическая физика», 2, 2003.
3. Особенности действия сверхмалых доз биологически активных веществ и физических факторов низкой интенсивности Е. Б. Бурлакова. УДК 577.15/.17 + 577.391:577.3 + 577.1.
4. Newell A., Simon H.A. The Informatics as Empirical Investigation: Symbol and Search // ACM Turing Award Lectures. New York: ACM Press. 1987.
5. .А.Голицын, А.П.Левич. Вариационные принципы в научном знании. Философские науки, 2004, № 1, с. 105-136.
6. Межклеточная коммуникация посредством когерентного излучения. А.В.Будаговский, ВНИИГиСПР им. И.В.Мичурина, О.Н.Будаговская, ВНИИС им. И.В. Мичурина; И.А.Будаговский, ФИАН им. П.Н.Лебедева, Москва. Фотоника №3 /57 / 2016.

7. https://vpoanalytics.com/2020/09/26/kak-ostanovit-operatsiyu-koronavirus/
8. . Информационно-полевая концепция вирусной активации: физические модели для электромагнитобиологии. С.В. Москвин, А.С. Новиков, Т.И. Субботина, А.А. Хадарцев, С.А. Яшин, А.А. Яшин. Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, д. б. н., д. т. н., проф. А.А. Яшина.
Москва – Тверь – Тула. «Издательство «Триада». 2008.
9. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=9203
10. Burlakov A.B. // Biophotonics and Coherent Systems. Proc. of the 2-d Alexander Gurwitsch Conference and Additional Contributions, Moscow University Press. 2000. Р. 289.

АТАКА МЫСЛЯЩЕЙ ПАУТИНЫ. МЕТАПРОГРАММИРОВАНИЕ– ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ 21-ГО ВЕКА. часть 2

6. ПСИХОЛОГИЯ ПАУТИНЫ. ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ. УКРАИНА

Оранжевой революцией на Украине руководили эксперты Тавистокского института человеческих отношений(Великобритания), а американские им ассистировали. В работе политолога С.Копонева «Феномен оранжевых бархатных революций в контексте эволюции сознания и политехнологий» четко показано действие психоинформационных технологий зарубежного происхождения. Отметим, что автор – ярый западник-либерал, не отдает себе отчет, какое впечатление производят его слова на неангажированного читателя. Не осознает он и своего места в управляемом «рое».
« В 60-е годы 20-го века в благополучной Америке, а потом и в Европе произошел кризис в сознании молодежи. Этот кризис, это интуитивное прозрение привел к активации нейросоматического контура. И именно западная молодежь 60-х годов в массовом порядке стала включать в сознании этот 5-й нейросоматический контур. .. В 70-е годы началась кристаллизация взглядов. Магия 60-х испарилась, началась работа. Первоначальный энтузиазм уступил место периоду сосредоточения, усвоения, интеграции. В семидесятые годы возникли два новых политических движения – экологическое и феминистское, - обеспечившие более широкий контекст для нашей критики и альтернативных идей… И наконец, 80 –е годы стали периодом социальной активности.. Всемироное экологическое движение «зеленых», движение за мир, за равноправие наций и т.д. Наконец, дети хиппи и революционеров 60-х годов превратились в предпринимателей, изобретателей, которые исходя из нового мировоззрения, выдумали компьютер, Интернет и другие новые технологии. Капиталистический мир в корне изменился, из хищнического он преобразовался в капитализм с человеческим лицом, с нормальным гражданским обществом. Начался процесс экспорта нейросоматического сознания, больше нам известный как ЭКСПОРТ ДЕМОКРАТИИ».
Известный западный историк и философ Фритьоф Капра(12) описывает эти этапы следующим образом: «в 60-е годы мы с энтузиазмом и восторгом переживали культурную трансформацию, в 70-е создавали теоретический контекст, в 80-е занялись воплощением».
Тот факт, что Интернет был вначале создан для ускорения информационного обмена между корпорациями военно-промышленного комплекса США существа дела не меняет.
Во второй половине 20-го века на Западе произошла грандиозная информационная революция, изменившая сознание миллионов людей и методы управления обществом. Был создан мощнейший глобальный эгрегор(психоинформационное поле) метапрограммирования, завладевший умами миллиардов людей во всем мире. Эта информационная революция прошла мимо России, не попала в поле зрения наших спецслужб и аналитических центров. А если и попала, то на вооружение ее не взяли.
С.Копонев так описывает применение психоинформационной модели Лири-Уилсона:
… «Мышление на уровне 5-го контура позволяет увидеть победу, средства, при помощи которых она будет достигнута, и технологии, которые для этого понадобятся. Здесь кроется секрет «креативных решений»: они отнюдь не берутся «с потолка», но привносятся в мир интуитивными озарениями. Каждое такое новшество поэтому имеет смысл, хотя сплошь и рядом он скрыт от аналитического истолкования 4-х контурных одомашненных приматов.
И вы, наверное, уже поняли к чему я клоню, да именно так. Политтехнологи и сами участники бархатных революций являются носителями этого 5-го нейросоматического контура. Вот почему такой невероятной организованностью отличаются оранжевые демонстранты. «Действительно, со стороны кажется, что организация оранжевого движения — это верх организационного совершенства, что существует идеально организованная группа, способная управлять сотнями тысяч людей, способная в одночасье их обогреть, накормить, подлечить и т.п. Действительно, не видно пьяных, хулиганов, не видно голодных, больных, замерзших», — рассказывает свидетель событий, российский правый либерал Борис Немцов. «Но когда начинаешь всматриваться, выясняется, что дело не только в организации оппозиции (хотя она, конечно, есть), а в том, что очень высока ответственность людей (осознанность), собравшихся на площади. Люди объединены одной идеей — свергнуть эту опостылевшую власть… самоорганизация народа — гораздо более значимый фактор, чем какие-то административные технологии». Так это описывалось в «Новой газете» и я это видел на улицахКиева.

Надо отдать должное и Немцову он заметил, что «в технологии самоорганизации есть важный элемент: появились люди (5-го контура), которые взяли на себя инициативу соблюдать порядок и заставить его соблюдать других. Эти люди никем не назначены, они из народа. Просто они по своим качествам оказались более авторитетными, чем остальные. Посмотрите: в палаточных городках по всему Киеву живет 150 тысяч человек — это очень много. Никакая организация сверху не смогла бы эти 150 тысяч обеспечить всем необходимым, особенно в зимнее время». Очень интересное свидетельство, которое подтверждает самые смелые анархические теории. Люди, которые еще вчера были заскорузлыми обывателями, а не какими-нибудь героями, способны управлять сами собой, без указки сверху. И не беда, что делают они это под оранжевым знаменем! Пусть под оранжевым, главное, что они убеждаются: лозунг «Нас богато, и нас не подолаты!» (калька латиноамериканского: «Единый народ никогда не будет побежден!») — не заклинание, а руководство к действию».
Но вернемся к характеристике сознания человека с включенным 5-ым нейросоматическим контуром. Есть даже медицинские характерные признаки активации этого контура, это приподнятое настроение и то, что человек перестает ходить в больницу. Этот контур отвечает за хорошее здоровье, а именно за полную перестройку иммунной системы организма. Внутренний гормон счастья — эндорфин выделяется более интенсивно, что приводит даже к некоему омоложению (сравните, как выглядят европейцы и русские). Человек, который активизировал хотя бы на короткое время этот контур, испытывает приятное блаженство, которое не имеет никакой причины. Просто очень хорошо и все. Приходит тотальная любовь ко всему (и к себе, в том числе), полное принятие людей через осознание красоты каждого. Если кто смотрел выступление жены Януковича в Донецке, после посещения Киева, то вспомните, что она говорила про оранжевых революционеров в Киеве. Что те «едят апельсины наколотые наркотиками и, что у всех глаза лубяные…». Бедолага, она четко описала состояние нейросоматического блаженства, но сама не в состоянии была его ощутить в силу неразвитости собственной психики. Как гласит одно старинное дзеновское изречение о таких состояниях «Это совсем как обычная жизнь, только ты всегда паришь в футе от земли».
Витать над землей, пусть и в воображении, не запретишь. Однако, именно тщательная организация (воинский строй и взаимодействие войск!) массовых выступлений стала залогом слаженных действий «оранжевых» на Украине.






7. КТО ЕСТЬ КТО - СЕАНС МАГИИ С РАЗОБЛАЧЕНИЕМ


Есть документальные свидетельства работы западных спецслужб и некоммерческих организаций на Украине в течение 15 лет. Это и позволило сверхорганизованно провести оранжевую революцию, названную «путчем грантоедов». Это изнанка политических технологий, которую и по сей день не желают знать миллионы людей, попавших под разрушительное воздействие коллективного метапрограммирования. Что доказывает его высочайшую эффективность. Однако, все это стало возможным только при нейтральной и прямо попустительской позиции спецслужб Украины и перманентной катастрофы украинской экономики.
Восторженная риторика либерального политолога по поводу «нейросоматической революции сознания» - ни что иное как обыкновенные «мантры» - в переводе с санскрита «орудие мысли». По -русски говоря – заклинания. Такие как, например, речь Владимира Ленина с броневика на Финляндском вокзале.
Американец Фил Хайн в книге «Введение в магию хаоса»(19) пишет: «Ключ к успеху в магии - это искренность вашей веры. Если вы хотите что-то опробовать, и при том подходите к этому с убедительными объяснениями того как/почему это должно работать, то скорее оно и сработает. Псевдонаука или каббалистская тарабарщина (или все это вместе взятое) - имеет значение не столько насколько вы это понимаете, сколько потому, как сильно вы верите в то что это работает.
Я обнаружил что это часто происходит когда я пытаюсь совершить некое магическое действие, и раздвигает границы того как я пытаюсь это совершить, если я не пробовал совершать подобное раньше. Подходя с испытанию с убедительными объяснениями того как это теоретически может работать, то конечно, я гораздо более уверен в своих действиях, и могу распространить эту уверенность на все остальное. Если я на 110% уверен что данный ритуал "конфетно хорошо работает", то скорее всего так оно и будет.
Вы можете поэкспериментировать с этим используя технику сдвига-веры (belief-shifting) - у Роберта Антона Уилсона это называется метапрограммированием,хорошим примером будет работа с чакрами. Популярная точка зрение на чакры такова, что их у нас семь. Ладненько, так начните медитировать на ваших чакрах, вбив этот символизм себе в голову, и вперед, по коням! вы начнете получать семи-чакровый опыт. А теперь переключитесь на использование 5 сефирот среднего пути (Каббала) как духовных центров в вашем теле, и будьте уверены, вы получите точно те же результаты. Усекли в чем идея?»
Единственный неподдавшийся программированию(неоколдованный) человек в тексте С. Копонева – это жена В. Януковича. Сам восторженный поклонник «нейросоматической революции» - всего лишь вплетенный в «мыслящую паутину» биоробот уровня «исполнителей». Российский политик Б. Немцов – циничный представитель первого уровня сетевой иерархии, занимающийся распаковкой и трансляцией «оранжевых» смыслов.
Украина стала полигоном для отработки западных психоинформационных стратегий. Обвинения Юлии Тимошенко в использовании пресловутой «магии хаоса»- изобретения Алистера Кроули - столь же эффективны, как и нейросоматические мантры. Утративший свои традиционные метапрограммы электорат с жадностью сдается в плен чужим психоинформационным эгрегорам. Это дает западным кукловодам разрабатывать сценарии и так называемые «динамические сюжеты», чтобы создать «самоподдерживающуюся критичность» в терминологии Стивена Манна. Ленин назвал бы это революционной ситуацией и сказал, что кризис назрел и промедление смерти подобно. Ганс Христиан Андерсен вспомнил бы гамельнского крысолова – мальчика с дудочкой. Суть одна – тот, кто навязывает свою метапрограмму чужой цивилизации, тот имеет все шансы уничтожить эту цивилизацию, подменив ее ценности на свои собственные или на любые другие, хоть бы и высосанные из пальца.
Конечно же метапрограммирование это существенно больше, чем просто набор мантр. Это система организационного оружия. Причем построенная по законам знаменитого германского блицкрига. Когда секрет успеха и победы заключается прежде всего в том, чтобы получить психологическое преимуществу, внушить своим войскам уверенность в победе, а противнику – в бесполезности сопротивления. Знаменитая фраза – «Наше дело правое- мы победим!» - это именно мантра победы.


8. МЫСЛЯЩАЯ ПАУТИНА ИЛИ РОЙ?


После перевода на русский язык книги д.Аркиллы и Д.Ронфельдта «Сетевые войны» в моду вошла вся их терминология(еще бы – ведь это словарь победителей!), особенно словечки «swarm» и «swarming» - «рой» и «роение».
Как уже говорилось, во времена большевиков таких называли сочувствующими.
Мне кажется предпочтительнее назвать эту сеть «мыслящей паутиной» и включить в нее не только низовой уровень – скажем толпу на Майдане, но и сеть аналитических групп, и более того – все сетевые структуры, программируемые квантовым наблюдателем. Институты, финансовые компании, партии, команды добровольцев и т.д.
Создатель паутины – квантовый наблюдатель. Он может быть и не персонифицирован, а размыт. В принципе это может быть социальный институт или группа социальных институтов. Они анализируют массивы глобальной информации, разрабатывают мегапроекты и программируют нижний уровень, где стратегические смыслы распаковываются и транслируются исполнителям.
Исполнительный механизм, включая уровень распаковки смыслов – мыслящая паутина. Она мыслит и действует в туннеле реальности, созданном квантовым наблюдателем.


9. КВАНТОВЫЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ ИЛИ НЕЙРОСОЦ?

Есть разные точки зрения на причины высокой эффективности западной модели управления общественными процессами. М.Калашников и И.Бощенко(25) видят секрет успеха в существовании своего рода управленческого разума, определяя его как «способность принимать решения на основе чужого опыта в определенном языке описания реальности». Они считают, что современные российские социальные институты слишком примитивно устроены, их «нейронные сети» соответствуют феодальному обществу(СУ-2). На более высоком уровне(СУ-3) функционируют оставшиеся от 90-х годов метагруппы(ЮКОС, ИНТЕРРОС, АЛЬФА-групп), при этом не имеет значения, кто их возглавляет – олигархи или силовики.
Авторы считают, что в глобальном соревновании победит то государство, или группа государств( зачинщиками в принципе могут стать метагруппы – суперкорпорации), которые организуют свою деятельность по принципу «нейросоца» - кластера с делегируемой ответственностью, в котором компетентность кластера выше компетентности его координатора. По такому принципу, кстати, работают мафиозные группировки и отчасти метагруппы.
Судя по всему по такому принципу организована работа и квантового наблюдателя, программирующего глобальные сценарии в пользу западной цивилизации. Это означает, что полномочия делегируются тем структурам, которые наиболее компетентны в конкретном вопросе.
Таким образом элита западной цивилизации уже сейчас организована по принципу нейросоца. Тем хуже для нас как основных конкурентов Запада.
Думаю, что в рамках предложенной модели информационных войн термин " квантовый наблюдатель " будет вполне уместен, если рассматривать политику с точки зрения синергетики. По сути этот подход рано или поздно заменит явно исчерпавшую себя диалектику.
Необходимо применять методы теории хаоса при изучении геополитических процессов. Если, к примеру, рассматривать государство в качестве геометрического обьекта, фрактала, то при оценке размеров обьекта необходимо исходить из постулата, согласно которому размерность не является внутренней характеристикой тела, а зависит от наблюдателя. Если мы смотрим на некий гипотетический обьект со значительного расстояния, то размеры его покажутся сравнительно небольшими ( конечно здесь есть еще много факторов, таких как размеры обьекта и его связь с внешним миром ) Находясь же внутри данного тела, оценить его размеры еще сложнее, по вполне очевидным причинам. Таким образом для того чтобы правильно оценивать процессы происходящие в государстве необходимо вырваться за пределы данной системы и более того стать выше связи существующей между наблюдателем и наблюдаемой структурой. Для адекватного анализа важно не просто рассматривать государство как независимо существующую от исследователя систему, но и абстрагироваться от этого процесса таким образом чтобы увидеть взаимодействие государства с другими странами , естественно учитывая , что данная связь сложно поддается оценке, т.к. предсказать поведение нескольких нелинейных систем можно только в рамках некоего более глобального процесса , который носит название глобализация. Потому термин "квантовый наблюдатель" является необходимым элементом в исследовании и конструировании событий
глобального масштаба. Кроме того, он дает возможность со временем, по мере совершенствования рабочей модели, разработать аппарат математического моделирования кризисного социального развития.


10. КАК УСТРОЕН КВАНТОВЫЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ. РАБОЧАЯ ГИПОТЕЗА
Многие российские исследователи пытаются разгадать механизмы управления западной цивилизации.
Как пишет системщик Спартак Никаноров(21), «В мире существуют так называемые машинные системы организационного управления. Они используются как на национальных уровнях (скажем, управление водоснабжением в США, управление войной с Ираком), так и на международных (осуществляемое транснациональными корпорациями управление снабжением населения некоторыми видами одежды и т.п.). Технология такого управления фактически достигла предела, и потому сейчас начинают создаваться уже сверхмощные системы организационного управления на национальном уровне (в Германии и Японии - с использованием суперЭВМ "Крей"). Россия отстает в этой области на 15-20 лет».
Российский эксперт Сергей Переслегин, используя свой методологический и терминологический аппарат говорит о необходимости создания информационных или креативных генераторов, использующих «квантовые мыследеятельные процессы». Простейший пример такого процесса – мозговой штурм, «когда в процессе творческой работы возникают мыслеконструкции, которые не принадлежат ни одному из участников обсуждения». В данном случае креативный акт, создавший некий новый смысл, не есть следствие личной гениальности, не есть результат «ручного» интеллектуального труда. Новые смыслы производятся информационной машиной.
В 70-е годы 20-го века перспективные исследования по концептуальному системному проектированию, фактически по созданию подобных «информационных машин», были свернуты в СССР, а на Западе они были попросту засекречены. Но скорее всего эти исследования продолжались в интересах именно проектирования глобальных сценариев. И если так, то на этом пути созданы не супермощные машинные информационные системы, а суперэффективные нейронные сети, объединяющие фабрики мысли, спецслужбы, университеты, элитные клубы, трасннациональные корпорации ради выполнения поставленных сверхзадач.
Об этом свидетельствует, между прочим, появление такого мощного направления метапрограммирования, как теория глобального потепления. Недавно возникла и уже продвигается в либеральных российских СМИ концепция так называемого «плоского мира», изложенная в одноименной книге Томаса Фридмана(4), где плоский мир – демократия, равные возможности, обеспечиваемые для любого человека на земле благодаря транснациональным корпорациям и Интернету – противопоставляется иерархическому миру авторитарных обществ. Можно констатировать, что «квантовый наблюдатель» западной цивилизации сгенерировал еще одно привлекательное смысловое и терминологическое пространство, которое будет импринтировано в сознание индивидуумов, составляющих глобальную «мыслящую паутину», сделав ее еще более многомерной.
В свое время Интернет был изобретен для оптимизации и ускорения информационного обмена между корпорациями американского ВПК, разрабатывающих перспективные системы вооружений. Это говорит о понимании западной элитой того, что важны не просто те или иные структуры – участники коллективной креативной работы, но в первую очередь оптимальный информационный обмен между ними.
Значит, если креативный генератор(знаниевый реактор – по С.Переслегину) разработки и реализации глобальных стратегических смыслов(квантовый наблюдатель) существует, то он объединяет структуры всего западного мира, прежде всего США и Великобритании и представляет собой систему «нейросетей» - информационного и кадрового обмена. В этой нейросети отсутствует инновационное сопротивление и отрицательная селекция кадров благодаря тому, что запускает квантовый процесс генерации новых смыслов не цена рынка, а политическая воля реальных, хоть и теневых руководителей западного мира.
Мы уже говорили, что в эту креативную квантовую сеть входят элитные закрытые клубы типа Бильдербергского, аналитические центры – фабрики мысли, университеты.
Экономическим же базисом являются транснациональные корпорации и корпорации ВПК. Все эти структуры образуют мощнейшую «мегамашину» по определениюЛьюиса Мамфорда(11), превосходящую по своим финансовым, административным, военным и интеллектуальным возможностям любого конкурента.
Важнейшим, если не самым важным фактором выхода на уровень квантового наблюдателя является фактор сложности. Збигнев Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» пишет, что в США более сложная система общественных отношений, чем в России, считая это серьезным конкурентным преимуществом. Пожалуй, это можно считать геополитической и социальной аксиомой – в глобальном соревновании побеждают государства с более сложной социальной организацией.
К тем же выводам приходит Игорь Бощенко(25), автор концепции «нейросоца».
Видимо, это является проявлением одного из самых фундаментальных законов природы. Даже в простой математической модели – автоматах фон Неймана – необходимо иметь высокий уровень сложности, чтобы начать самовоспроизведение. Как в реальных войнах, так и в информационных Запад имеет передовой воинский строй (еще раз вспомним Александра Великого!) и налаженное взаимодействие войск. И нам противопоставить этому нечего.
В последние годы мы наблюдаем все более нарастающий процесс упрощения административной, социальной и креативной системы нашего государства. В условиях агрессивной внешней среды это неизбежно ведет к возникновению необратимых кризисных процессов и снижению общего уровня управленческих решений.
С точки зрения победы в цивилизационной конкуренции -

в мире нет ничего, кроме решений.

Поэтому пока глобальные и оперативные решения в западной цивилизации вырабатываются квантовым наблюдателем, а в России - коллективным разумом коррумпированной бюрократии, у нас нет шансов на выживание.

Список литературы:

1.С. Переслегин, Новая история Второй мировой, М., 2009
2.С. Переслегин, Самоучитель игры на мировой шахматной доске, М., 2005
3.Тимоти Лири, Семь языков бога, С.-Пт., 2001
4.Томас Фридман, Плоский мир: краткая история ХХI века, М., 2006
5.В.К.Петров, С.Г. Селиванов, Устойчивость государства, М., 2005
6.А.Ф. Грязнов, Аналитическая философия, М., 2006
7.Станислав Гроф, Психология будущего, М., 2002
8.Майкл Талбот, Голографическая вселенная, М., 2008
9.Б.Лиддел Гарт, Энциклопедия военного искусства. Стратегия непрямых действий. М., 1999
10.Эрик Дэвис, Техногнозис: мир, магия и мистицизм в информационную эпоху. Екатеринбург, 2007
11.Льюис Мамфорд, Миф машины, М., 2001
12.Фритьоф Капра, Дао физики, М., 2008
13.Роберт Антон Уилсон, Психология эволюции, М., 2008
14.Роберт Антон Уилсон, Квантовая психология, М., 2008
15.Джон Лилли, Программирование и метапрограммирование человеческого биокомпьютера, М., 1994
16. Стивен Волински, Квантовое сознание. Старклайт, 2007
17. М. Менский, Человек и квантовый мир, М., 2007
18. С. Доронин, Магия запутанных состояний и современная физика, http://physmag.h1.ru/theory.files/article2.html
19. Фил Хайн, Сжатый хаос: Введение в магию хаоса, http://illuminati23.narod.ru/hinebook.html
20. Александр Неклесса, Интеллект, элита и управление, http://archipelag.ru/authors/neklessa/?library=1184
21. Спартак Никаноров, СОУ – организационное оружие для левых сил, http://www.situation.ru/app/j_art_160.htm
22. Станислав Гроф, Путешествие в поисках себя, М., 1994
23. Алистер Кроули, Магия в теории и на практике, М., 2009
24. С.Копонев, Феномен оранжевых-бархатных революций в контексте эволюции сознания и политтехнологий,
http://psyfactor.org/lib/koponev.htm
25. М. Калашников, И. Бощенко, Будущее человечество, М., 2007
26.Arquilla, John and Ronfeld, David. Networks and Netwars. Santa Monica, CA: RAND, 2001
27. Стивен Манн, «Теория хаоса и стратегическая мысль», журнал «Параметры», США, http://www.miacum.am/forum/inform-voina/factcs/1598
28. Роберт А.Уилсон, Космический триггер, М., 2008
29. С.Чернышев, Основы корпоративного принятия решений, http://www.ckp.ru/biblio/texts_okpr/16_419.htm

ЦЕРКОВЬ МЫСЛЯЩЕЙ ПАУТИНЫ. МАТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТАПРОГРАММИРОВАНИЯ

ЦЕРКОВЬ МЫСЛЯЩЕЙ ПАУТИНЫ
МАТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТАПРОГРАММИРОВАНИЯ
(вероятностно-векторная модель информационных войн)
1.Вероятностный подход
«У нас есть по крайней мере одно преимущество — вероятностное мышление»
А.Н. Колмогоров (4)
«Не имея, к моему великому сожалению,возможности участвовать в проекте, начатом мистером Джеймсом Бернулли и посвященном применению учения о вероятностях к экономическим и политическим вопросам, будучи приглашен к оному мистером Николасом Бернулли… я добровольно передаю свои права участия в лучшие руки, желая, чтобы вышеназванный проект осуществил он сам либо его дядя, мистер Джон Бернулли».
Авраам де Муавр (11)
Разобраться в сущности механизмов восприятия информации сознанием человека давно и довольно успешно (с прикладной точки зрения) пытаются как психологи, так и специалисты по пропаганде и информационным войнам. Но глубокого теоретического (или, точнее, психофизического) понимания этих механизмов нет. Есть множество научных школ, которые дают неплохо работающие рекомендации заинтересованным лицам и организациям. Главная проблема в том, что нет единой системы аксиом или постулатов, которые внесли бы стройность в модель искомого механизма восприятия. На наш взгляд эти механизмы весьма глубоко и оригинально исследованы в работах одного из крупнейших отечественных ученых, ближайшего соратника академика А. Колмогорова, философа и математика Василия Налимова. Свою концепцию таких механизмов, концепцию взаимодействия сознательного и бессознательного Налимов увидел через призму открытия и формирования человеком новых смыслов.
«Если сознание есть функция высокоорганизованной материи, то где же модель, раскрывающая механизм этого функционирования? Почему ее не удалось создать до сих пор?» — пишет Налимов в книге «Спонтанность сознания»(3) и заключает, что неумение ответить на эти вопросы свидетельствует о нашем незнании фундаментального в природе человека.
В. Налимов считает связующим звеном между сознанием и материей смыслы, которые вполне имеют право на самостоятельное существование, так же как существует материя, и сознание. Если смысл появляется не как придаточное сознания, а как самостоятельное звено, то возникает триада «сознание — смысл — материя». Говоря о предназначении смыслов, Налимов идет дальше. Он дает им количественное толкование, предлагая созданную им теорию вероятностного исчисления смыслов.
В чем кратко ее суть? Подобно тому как в линейном континууме Кантора (создателя теории множеств), спрессованы и соотнесены все действительные числа, все возможные смыслы мира по Налимову спрессованы и соотнесены на числовой оси µ. На оси µ находится, по выражению Налимова, нераспакованный и непроявленный мир: семантический вакуум (3).
Налимов исследует язык, на котором говорит человек, и с помощью которого он распознает (распаковывает) так называемые смыслы в текстах (1,2). Текст — это восход солнца, пейзаж за окном поезда, плачущий ребенок или головная боль, это мир вокруг человека.
Каждый человек может увидеть восход солнца, но воспримет его по -своему. Ученый обратит внимание на цвет солнца и свяжет это с запыленностью атмосферы, художник восхитится яркостью и свежестью красок, а спешащий на работу бухгалтер сообразит, что зонтик брать с собой не нужно.
То есть распаковка смыслов по выражению Налимова осуществляется путем вероятностного взвешивания каждого смысла. Суть вероятностного подхода в том, что человек может увидеть или услышать ту или иную информацию, но она им не обязательно будет воспринята, или он не придаст ей значения (пропустит мимо ушей), а если и воспримет, то по-своему.
Получается, что за каждым текстом таится множество смыслов, но они не равноценны для каждого человека. Для каждого из них есть своя вероятность спонтанного появления в сознании человека. Если разным смыслам человек придает разное значение (разный вес), то это уже количественная характеристика. Мы можем подытожить, что восприятие, осознание любого смысла носит вероятностную природу, которая моделируется функцией распределения плотностей вероятностей появления смыслов p (µ).
Эта функция, как говорят математики — гладкая, непрерывная, асимптотически приближающаяся к оси абсцисс, как например, колоколообразная кривая нормального распределения Гаусса. Такое распределение вероятностей и отражает, по-видимому, процесс распаковки человеком неизвестных смыслов.
Информационное воздействие приводит к вероятностной суперпозиции апостериорного окна в мир и воздействующего на его сознание информационного фильтра в результате чего спонтанно возникает новое окно в мир, новый туннель реальности, новое мировоззрение.
Существуют, однако, способы радикально изменить туннель реальности человека, уничтожить его окно в мир, жестко импринтировав ему новое окнов мир. Это известные процедуры информационно-психологического воздействия, принятые в масонских, жреческих, шаманских и иных сообществах — инициация или посвящение. Подвергнутый такому воздействию индивидуум становится буквально другим человеком, живущим в спроектированном другими туннеле реальности.
Российский исследователь Е. Синицын сопоставляет теорию Налимова и теорию психологических барьеров академика Бонифатия Кедрова. По его мнению, они дополняют друг друга. Человек видит мир через свое окно в этот мир (туннель реальности) до тех пор, пока в его сознании спонтанно (согласно Налимову) не будет воспринята новая информация. То есть окно в мир довольно устойчиво, не происходит непрерывного его изменения. Из-за познавательно-психологических барьеров — так трактует это модель Кедрова,— мысль не перетекает по новым руслам. Нужен скачок. Но чтобы скачок был успешным, нужен трамплин.
Трамплин — это новый неожиданно появившийся ассоциативный ряд в момент напряженного и сосредоточенного осмысления известных фактов (старых знаний). В трактовке Налимова новая информация приводит к вероятностной суперпозиции старого окна в мир и нового информационного фильтра. В трактовке Кедрова просто происходит скачок над психологическим барьером, который открывает доступ к новым знаниям. Кедровская трактовка весьма похожа на внезапное озарение или «инсайт», то есть связана с работой 5-го нейросоматического контура мышления согласно модели Лири-Уилсона (15).
Налимов описал ситуацию единичного и случайного информационного воздействия на сознание человека. В случае информационной войны мы практически всегда имеем дело с длительной и массированной обработкой целевых аудиторий информационными потоками. Вначале они фильтруются сознанием «нашего человека», но по мере повторения вероятность их распаковки и восприятия возрастает согласно известной в теории вероятностей теореме Бернулли. Причем, графически это кривая, довольно быстро асимптотически приближающаяся к единице.
Неизвестная информация (смысл) с низким весовым коэффициентом, как показывает практика, может все же проникнуть в наше окно реальности через подсознательное восприятие. Этот путь как правило используется в практике рекламы, а также психоинформационных войн.
Весьма важный, но не воспринимаемый объектом программирования из-за низкого веса смысл может быть все же введен в его окно в мир (туннель реальности), если этот смысл «прилепить» к легко воспринимаемой и знакомой информации. Например в голливудском приключенческом фильме «Золотой компас», рассчитанном на детскую аудиторию толпы варваров-убийц разговаривают на русском языке. А в блокбастере «Армагеддон» русский космонавт обут в валенки и кричит, что в электронике главное — кувалда. Таким образом в подсознание российских зрителей вводится негативное представление о своем собственном народе.
Смысл-прилипала будет хранится в сознании человека в нераспакованном виде до тех пор, пока суммарный весовой коэффициент накопившихся прилипал не достигнет порога восприятия и не перепрыгнет через барьер Кедрова (или в налимовской трактовке не возрастет его вес). Получается, что работать по схеме смыслов-прилипал даже выгодней, чем напрямую забивать информационное пространство стратегическими, но неприемлемыми для целевой аудитории смыслами. Громадный поток развлекательной или даже познавательной информации вводит в подсознание объекта информационной атаки огромное количество нераспакованных смысловых вирусов, несущих разрушительный для атакуемой социосистемы информационный заряд. И через определенное время даже простое обсуждение тех или иных тем активизирует и актуализирует эти вирусы, переводя их в категорию с большими весовыми коэффициентами, создавая новое соответствующее смысловым координатам этих смыслов-вирусов окно в мир, то есть апостериорный туннель реальности.
Итак, даже если транслируемые смыслы не близки аудитории, если вероятность их распаковки на данный момент низка, то длительное и массированное повторение этих смыслов может изменить ситуацию. Если на каждом из направлений информационного воздействия не будет поставлен соответствующий транслятор «нашего» смысла (контрпропаганда), то есть избирательно настроенный смысловой фильтр, то вероятности распаковки будут складываться и неуклонно возрастать и рано или поздно наступит момент, когда пользователь интернета воспримет передаваемый текст с высоким весовым коэффициентом и распакует его, изменив свое окно в мир, переориентировав свой туннель реальности так, как этого добивался наш оппонент по информационному конфликту. Если брать длительные временные тренды, то с полной уверенностью можно сказать, что никакая контрпропаганда не сможет противостоять неуклонному нарастанию вероятности распаковки чужого смысла, а может лишь замедлить этот процесс. Тот, кто генерирует смысл и управляет его распаковкой, рано или поздно побеждает.
Возвращаясь к вероятностной модели восприятия информации, отметим, что смыслы-вирусы используются весьма давно в практике рекламной и пропагандистской деятельности. Разработанная на базе эмпирических данных модель вероятностного выбора или актуализации (Elaboration Likelihood model)(далее — ELM)(19). которую иногда называют двухпутевой моделью убеждения — это эффективно работающая теория, согласно которой влияние, оказываемое различными элементами коммуникаций, зависит от актуализации, происходящей во время осмысления информации.И когда значимость того или иного сообщения (рекламы), то есть весовой коэффициент, низка, то выбор (распаковка и осмысление) происходит другим путем — исходя из формы, цвета и т.д
Информационное пространство человеческого сознания включает не только логику. Для водителя автомобиля первостепенной значимостью (наибольшим весовым коэффициентом) обладает слежение за дорожной обстановкой и обеспечение безопасности вождения, но его отвлекают гламурные красотки на рекламных щитах (несмотря на предупреждение — «смотри на стопы, а не на попы»). Человеческое внимание никогда жестко не фиксируется на логически обоснованной теме (это отмечал еще Георгий Гурджиев), оно перескакивает, движется в информационном пространстве. Математическим аппаратом для описания движения в пространстве (в нашем случае не физическом, а формальном) служат комплексные числа. А поэтому сделаем вывод, что весовой коэффициент носит комплексный характер. Для удобства описания информационных войн введем величину, обратную веcовому коэффициенту — информационное сопротивление:
Z = k/P (3)
Где Z — комплексное информационное сопротивление,
P — комплексный весовой коэффициент,
k — коэффициент нормировки.
Как известно, геометрической иллюстрацией комплексных чисел служат векторы. Векторный подход, о котором пойдет речь далее, в принципе лежит в русле идей немецкого математика ХIХ века Германа Грассмана (20), предложившего рассматривать цветовые ощущения как трехмерные векторы, что легло в основу современной теории цвета. Возможно, применение векторных представлений к теории и практике информационных войн и в целом к расшифровке механизмов человеческого мышления также окажется продуктивным.
Векторная модель
Г-н Журден:Честное слово, я и не подозревал,
что вот уже более сорока лет говорю прозой.
Ж.-Б. Мольер. Мещанин во дворянстве
«Карта не есть территория, мир не есть описанное явление»
Альфред Коржибски (23)
Большую часть прошлого века господствовали представления об информации как о скалярной величине. Основы такой теории были созданы в работах Клода Шеннона и Норберта Винера. Информацию представляли как отрицательную энтропию — негэнтропию, то есть меру упорядоченности той или иной системы. Скажем, единица информации бит — уменьшает степень неопределенности в два раза. Этот подход оказался весьма продуктивным с технической точки зрения — были созданы современные телекоммуникационные системы и средства дальней космической связи,— но что касается сложных самоорганизующихся систем и в первую очередь социальных, то базирующееся на аристотелевой логике и ньютоновской механике представление об информации стало тормозить дальнейшие исследования.
А.Н. Колмогоров в своей классической работе "Три подхода к определению понятия «количество информации»(4) обобщил идеи Клода Шеннона и предложил еще два варианта оценки информации, «содержащейся внутри объекта» и характеризующей его сложность. Это комбинаторный и алгоритмический подходы. Все три подхода полностью игнорируют категорию «смысл информации». В социально-психологическом смысле этого слова. Просто задачи стояли другие. Существовал мощный государственный заказ на «инженерные приложения теории информации», как выразился Ноам Хомски (10).
Ситуация изменилась, когда исследователей стали интересовать смыслы передаваемой информации и особенности восприятия их человеческим сознанием. В 80-е годы в работах А. Аугустинавичуте (5) и Р. Седых (6) были разработаны модели различных типов восприятия информации, развивающие теорию психологических типов К.Г. Юнга (8). Как пишет С. Переслегин (7), информационное сопротивление при акте мыслекоммуникации стали рассматривать как комплексную величину, причем действительная часть определяла потерю информации при трансляции, а мнимая — поворот вектора информации в формальном пространстве соционических аспектов (типов).
Собственно говоря, любую величину, определяемую более чем одним параметром, можно представить в виде вектора. Информация — не исключение. Согласно Карлу Густаву Юнгу, есть четыре способа восприятия информации человеком — ощущения (зрение, слух, осязание, запах), мышление (аристотелева логика и ньютоновский взгляд на мир), эмоции (этика и идеология), интуиция (бейесова логика и квантово-механический взгляд на мир). В принципе четыре юнговских контура мышления в лапидарном виде содержат восьмиконтурную модель психики Лири-Уилсона. Это две не противоречащих друг другу школы — континентальная (Юнг) и атлантическая (Лири — Уилсон). В работах восточноевропейцев (Аугустинавичуте, Седых, Переслегин) нашли отражение достижения обеих западных школ.
Соционика и ее младшая сестра аспектоника весьма популярны в Европе как прикладные дисциплины — психоанализ и коучинг. Появилась даже «векторная психология» — психоаналитическая коммерческая практика.
Суть этих методик достаточно проста и интуитивно понятна. Передаваемые по каналам связи сигналы — это лишь условные «коды», которые каждый человек разворачивает в более сложные и многоплановые «картины»» — информация поворачивается и развертывается в аспектном пространстве. Пресловутые фабрики распространения слухов (порождения спецслужб) основаны именно на этом принципе.
Для достижения эффективного информационного воздействия на целевую аудиторию (информационная война) необходимо нужно создавать такой информационный «пакет», который учитывает возможности и особенности этой аудитории и социальный контекст, в котором она находится. Если этот инфопакет будет перегружен количественно, то информационное сопротивление возрастет, увеличивая «трение» информационной войны (по Клаузевицу) и информация будет частично или полностью потеряна. Если передаваемая информация не будет учитывать особенности восприятия конкретной аудитории или отдельной личности, то информационный вектор повернется в аспектном пространстве и уйдет из зоны высоких весовых коэффициентов налимовского «окна в мир». Эти вопросы достаточно подробно разработаны в теории ELM и в работах по соционике.
Возвращаясь к представлению информации (или информационного пакета) как комплексного вектора, следует заметить, что для анализа инфовойн в принципе достаточно четырех юнговских осей многомерного информационного пространства. Это сенсорная ось (ощущения), семантическая ось аристотелевой логики, эмоционально-идеологическая ось и интуитивная ось бейесовой вероятностной (а по сути квантовой) логики.
Несколько упрощая, информация «по Шеннону» также может трактоваться как вырожденный комплексный вектор, у которого мнимые составляющие равны нулю — то есть приемником информации является то или иной техническое устройство, просто принимающее информацию и не реагирующее на нее эмоционально и т.д.
Отметим, что в цепочке «информационный генератор — информационный канал — человек» не выполняются законы сохранения. Мы может услышать или увидеть сообщение с вырванными фрагментами, которые потеряны при трансляции, но все равно восстановить, на основе своих собственных знаний исходный инфопакет. Клод Шеннон считал, что причина этого — в языковой избыточности.
И наоборот — после просмотра или прослушивания некоего инфопакета человек может за счет интуиции совершить смысловой прорыв в данном направлении (совершить открытие), существенно увеличив модуль информационного вектора, отклонившегося при этом в сторону интуиционистской оси формального инфопространства.
Люди науки и искусства всегда интуитивно чувствовали векторный характер информации, создавая шедевры и великие открытия не за счет механического приращения модуля информационного вектора (шенноновского количества информации), а поворачивая его в юнговском (или соционическом) пространстве. Их можно уподобить мольеровскому мсье Журдену, который всю жизнь, сам того не зная, говорил прозой.
Пожалуй, можно было бы провести не один пример того, что шенноновская трактовка информации как скалярной величины, пригодная для расчета радиоэлектронных устройств, стала тормозом для дальнейшего изучения социальных и биологических явлений. Не хотелось бы провоцировать дискуссию на тему, является ли информация вектором или не является. Основатель общей семантики граф Альфред Коржибски говорил: «Назовите мне любой объект, который по вашему мнению чем-то является, и я вам докажу, что он этим не является»(23). Коржибски изобрел так называемый язык-прим, где нет глагола «быть»(«be»). Собственно говоря, никакого изобретения в этом нет — на этом языке пишут свои работы физики.
Так вот, на языке-прим следует сказать так: информация, которая воспринимается сознанием человека, может быть представлена в виде комплексного вектора, действительная часть которого зависит от потерь при восприятии, а мнимая — от поворота в формальном (может быть его уместней называть не аспектным, а — фазовым) инфопространстве.
Любой информационный «пакет»(кинофильм, книга, стихотворение, радиопередача), то есть любая «био-информация» может быть представлен в виде гиперкомплексного четырехмерного вектора — кватерниона (понятия «вектор» и «кватернион» были введены, как известно, ирландским математиком Уильямом Гамильтоном)(21):
Q = a + ib + jc + kd, (4)
Где
i,j,k — сенсорная, эмоциональная и интуитивно-подсознательные оси формального фазового инфопространства, базисные кватернионы,
а — семантическая «амплитуда», максимальная в документальных кинофильмах или научной литературе, попросту это «содержание» фильма, которое может выражено в шенноновских битах,
ib — мнимая сенсорная фаза инфопакета, максимальная в цветных 3D фильмах с объемным звуком и гораздо меньшая в текстовой информации,
jc — мнимая эмоциональная фаза (смех, симпатия, неприязнь или ненависть)
kd — мнимая интуитивная фаза или метафаза, которая пробуждает интуицию, рождающую новый смысл, а также контуры мышления более высоких порядков.
Термины «амплитуда» и «фаза» взяты из лексикона теории колебаний, однако они, как нам кажется, лучше других передают смысл описываемых процессов мышления.
Итак, мы можем представить процедуру «обработки» некоего информационного «пакета»(кинофильма «Аватар» например) в человеческом сознании формулой:
Qout = Qin/ Z, (5)
где
Q out — итоговое впечатление после просмотра, гиперкомплексный вектор — кватернион,
Z — информационное сопротивление человека или аудитории, гиперкомплексный вектор -кватернион,
Q in — инфопакет, также гиперкомплексный вектор-кватернион, содержащий весь комплекс информационных воздействий согласно замыслу авторов.
В данном случае мы имеем дело с делением кватернионов, а если взять не информационное сопротивление, а весовой коэффициент — с умножением, что представляет из себя довольно сложный процесс, образно названный Гауссом (20) «мутацией пространства»(растяжение вектора с переворотом в пространстве). Формула такой процедуры в кватернионном анализе весьма сложна и громоздка. На самом же деле ни умножения, ни деления гиперкомплексных векторов и соответственно «мутации информационного пространства» не происходит по той простой причине, что информационно-пропагандистская продукция воспринимается не «в пакете», она дифференцируется и воспринимается как сумма отдельных эпизодов, в каждом из которых положительный герой, «хороший парень», борется с «плохими». Зритель кинофильма воспринимает главного героя как своего, переживает за него, а не за тех, с кем он борется — поддерживает, например, Джеймса Бонда, а не советских солдат, которых он убивает в массовом порядке. Назовем этот феномен «эффектом Голливуда». Такой эффект производят лучшие образцы информационной пропаганды любых стран. Для достижения такого эффекта в годы холодной войны сотрудники всех «вражьих голосов» говорили с иностранным акцентом, чтобы советские слушатели не воспринимали их как предателей. При просмотре авторского (например фильмы А. Сокурова) или артхаусного кино «эффекта Голливуда» нет и «мутация сознания» происходит в полном объеме, вследствие чего такая кинопродукция вызывает у массового зрителя отторжение.
Когда зритель сопереживает героям фильма, информационное сопротивление по мнимым осям близко к нулю, потери и искажения воспринимаемой информации определяются лишь «трением Клаузевица» — рассеянностью, плохим звуком или изображением, то есть относятся к вещественной, скалярной части инфопакета. Порой целевая аудитория настолько сливается с образом главного героя, что начинает болеть за него. в этом случае информационное сопротивление меняет знак, происходит эффект усиления информационного воздействия. Так вели себя советские зрители в 30-е годы 20-го века на просмотре фильма «Чапаев» и 80-е — на просмотре фильма «Рембо».
В итоге создается новое апостериорное «окно в мир» сдвинутое относительно априорного в «голливудскую» сторону. Информационная экспансия пропагандистской продукции, обладающей «эффектом Голливуда» в соответствии с формулой Бернулли приводит к цивилизационному метапрограммированию целевой аудитории. В полном соответствии с поговоркой, которую мы уже приводили -« Сегодня он танцует джаз…».
Это говорит о том, что жесткая математическая модель (3) структурно неустойчива, это определяется зависимостью информационного сопротивления Z от «входного» инфопакета с «эффектом Голливуда». Согласно рекомендациям В.И. Арнольда, изложенным им в знаменитом докладе «о мягких и жестких математических моделях», преобразуем ее в мягкую, т.е. введем Z как функцию Qin:
Q out = Q in / Z (Q in) (6)
Алгебру кватернионов следует применять к моделированию информационных воздействий весьма осторожно до тех пор, пока нет формализованной модели «эффекта Голливуда», который расщепляет и инвертирует информационное сопротивление человеческого сознания подобно методикам НЛП. На практике же происходит покомпонентное сложение информационных кватернионов. Это делает любую информационную продукцию, в которую встроен «эффект Голливуда» мощным оружием цивилизационного метапрограммирования.
Запишем покомпонентную расшифровку информационного «пакета» — кватерниона:
Q inf = A + iS + jE + kU, (7)
где
A — скалярная часть кватерниона, несущая пакет аристотелевой семантики,
S — сенсорная фаза (звук и видеоряд),
E — эмоционально-идеологическая фаза,
U — интуитивно-подсознательная фаза (В. Налимов называет эту сферу мышления «подвалами сознания» — Underground)
«Эффект Голливуда», который заложен в той или иной степени в любой «инфопакет», сделанный мастерами психоинформационной пропаганды, меняет знак информационного сопротивления зрителя (слушателя, читателя), которое работает уже как «усилитель», увеличивая модуль инфопакета — такова волшебная сила «искусства». Тогда наша формула приобретает вид:
Q out = K Q in, (8)
где
К — коэффициент усиления.
Заметим, что выражение (8) — жесткая модель, которая не учитывает индивидуальное восприятие индивидуума (глупец, дальтоник, глухой, царевна-несмеяна, атеист), поэтому более устойчивой структурно будет мягкая модель, где коэффициент усиления будет функцией от индивидуального или группового восприятия информации по различным осям фазового пространства:
Q out = K (1,i,j,k) Qin (8)
Василий Налимов писал, что язык человека семантически нелинеен. Так же нелинейно и его мышление. Мозг человека работает как нелинейный преобразователь. Комментируя эволюцию наших моделей восприятия от формулы (5) к формуле (8), можно сказать, что эффективная пропаганда стремится линеаризировать сознание целевой аудитории с тем, чтобы грамотно сконструированными приращениями аргумента (Qin) добиваться желаемого приращения в нужном направлении функции (Qout). При определенных условиях (полное информационное доминирование, например) эта цель вполне достижима и стопроцентная линеаризация мышления ограничивается лишь индивидуальными особенностями человека, отражаемыми функцией K (1,i,j,k).
Такие фильмы, как «Аватар» завораживают зрителя своим воздействием на сенсорную фазу S. Мелодрамы и боевики типа того же «Рембо» — на фазу E. Мистический триллер воздействует на фазу U. Целью метапрограммирования является эмоционально-идеологический контур мышления. Отсюда вытекает простая методика — направить на целевую аудиторию мощный и непрекращающийся поток инфопродукции (фильмов и радипередач, книг и комиксов, компьютерных игр и интернет-ресурсов с социальными сетями), который будет разнообразным по форме и содержанию, но неизменным в одном — идеологическом компоненте. Аудитория будет плакать и смеяться, замирать от ужаса и лить слезы умиления и при этом постоянно сдвигать свое окно в мир в стороны «голливудской» системы ценностей, все больше забывая и даже отрицая свои собственные национальные идеалы.
Церковь мыслящей паутины
Математическое описание мира основано на тонкой игре непрерывного и дискретного.
В.И. Арнольд (12)
О прикладном значении вероятностной модели мы говорили выше — в главе 1-й. Что касается векторного подхода, то прежде всего надо отметить, что он лежит в русле так называемой «психографической математики», двигаться к которой предлагает Владимир Лефевр (16). То есть математических методов и моделей, которые не только описывают явление или процесс, но и объясняют, хотя бы отчасти, или по крайней мере иллюстрируют. Вероятностный и векторный подходы подобны двум сторонам одной медали. Они отражают ту самую «спонтанность сознания», о которой писал В. Налимов. Это отчетливо видно в эмпирической модели «вероятностной актуализации»(ELM).
Автор разделяет мнение В.И. Арнольда, что главное не вычисления, а то, что он называл, со ссылкой на С.Ю. Витте «математикой-философией»(14), то есть умении делать социальные и иные прогнозы на основе мягких математических моделей. То есть в умении стратегически мыслить.
Что касается стратегии, то ключом к успеху в данном случае может оказаться знаменитая формула Гамильтона (20), на которой основана вся алгебра кватернионов:
ijk = −1 (9)
Ее можно назвать основной формулой метапрограммирования, ибо ее «психофизический» смысл, о котором Гамильтон не догадывался, в том, что синергетическое погружение в сенсорную, эмоциональную и подсознательную фазу жестко импринтирует человеческое сознание, инвертирует его. Кстати — это хорошая иллюстрация афоризма В.И. Арнольда об игре непрерывного и дискретного.
Пример такого синергетического воздействия — молитва. А происходящая в данном случае инверсия (фазовый переход) сознания носит название просветления.
Другим путем к достижению желаемого синергетического эффекта идут американские конструкторы глобального виртуального мира. Американский культуролог Эрик Дэвис (17) утверждает, что современный человек живет в магическом мире. Раньше принцип работы любого технического устройства — лопаты, молотка, лампового телевизора или радиоприемника, автомобиля и телефона был понятен технически грамотному человеку и многие могли их самостоятельно починить. Этот мир был сложен, но понятен. Сейчас картина изменилась.
Современная цифровая техника удобна в использовании, комфортна, но принципы ее работы известны лишь узкому кругу посвященных — высококлассных инженеров и разработчиков. Пользователь лишь нажимает кнопки, пока аппарат работает и идет к «жрецу»- специалисту сервисного центра, когда он сломался или барахлит.
До последнего времени исключением был лишь в самый революционный сектор — мир компьютеров и интернета. И вот бывший главный архитектор программного обеспечения Microsoft Рэй Оззи (22)опубликовал в блоге свои размышления о будущем, в котором уже нет персональных компьютеров. Причем, это размышления типичного «математика-философа».
В статье «Заря нового дня» Оззи напомнил, что едва начав работать в Microsoft, он разослал сотрудникам компании меморандум, предваривший значительные изменения в деятельности компании. Сейчас, считает Оззи, Microsoft уверенно движется в направлении так называемых облачных (cloud computing) сервисов.
Однако всё идёт к тому, говорит софт-архитектор, что рано или поздно мир откажется от персональных компьютеров в том виде, в каком они существуют сейчас: «Мы идём в мир облачных непрерывных сервисов, которые всех нас объединяют и исполняют наши пожелания и подключённых устройств, позволяющих нам взаимодействовать с этими облачными сервисами».
Подключёнными устройствами Оззи называет всевозможные устройства самых разных форм и размеров, предназначенных для выполнения различных задач (общение, созидание, потребление). Каждый человек ежедневно будет взаимодействовать с целым рядом таких устройств, причём любое из них можно будет в любой момент легко и без потерь заменить
Человек будущего, которое сконструируют по лекалам Рэя Оззи подключен к глобальной «мыслящей паутине», к интернету, управляемому специалистами Microsoft по разрабатываемым ими облачным технологиям с помощью подключаемых устройств ВСЕГДА и ВЕЗДЕ. Такой мир будет казаться простым и понятным простому обывателю, хотя в действительности он будет и непонятным и сложным.
Постоянная включенность во все фазы метапрограммирования, постоянное воздействие на все контуры мышления позволит «верховным жрецам» держать целевую аудиторию — сотни миллионов человек — в полном психологическом управлении. Пресловутая самоподдерживающаяся критичность будет индуцироваться за считанные часы, потому что смыслы -вирусы будут актуализироваться в сознании людей практически мгновенно. Если сейчас спецслужбы национальных государств сосредотачивают свои усилия — и не без успеха на выявлении скрытых каналов управления цифровой техникой (компьютерных закладок), то в магическом облачном мире Рэя Оззи такое противодействие станет невозможным. Кстати, облачные технологии американские эксперты будут разрабатывать и в российском граде Сколково.
Проектируемый американцами глобальный виртуальный сервис превратит людей в адептов Всемирной Церкви Мыслящей Паутины (это будет так называемая безмасштабная социальная сеть со свойствами «тесного мира»), причем никто и нигде этого вслух не скажет и не признает. Здесь будет сетевая цензура, сетевые аятоллы- сисадмины и модераторы. Их власть будет практически безграничной — так как лишение доступа в сеть (отлучение от церкви) нарушителя сетевой дисциплины превратит его в изгоя и социального аутсайдера. Причем, через некоторое время, когда синергетическое воздействие по всем фазам инфопространства импринтирует в сознание человека императив безусловной лояльности к «верховным жрецам Церкви мыслящей паутины», не потребуется карательных санкций — будет включаться подсознательный импринт внутренней цензуры как в добрые старые времена тоталитарных империй.
Учитывая все нарастающий тренд глобализации, в том числе информационной, учитывая полное доминирование в этих сферах американских «проектировщиков», сделаем неутешительный вывод: противостоять превращению мирных граждан в зомбированных адептов Церкви Мыслящей паутины можно лишь, опираясь на основную формулу метапрограммирования, то есть — религиозное сознание….

О ведьмах, колдунах и Тайнах Богов: все, что вы хотели знать, но боялись спросить.



Что-то потянуло на сверхъестественное. Может, оттого, что прочитал весьма откровенный пост в фейсбуке Салавата Бегушева. Назвал этот текст откровенным, потому что обычно обывателям, прильнувшим к экранам зомбоящиков, не открывают правды о том, как устроена Вселенная и кто ей управляет. Но вот товарищ решил слегка поделиться сокровенным знанием. Видимо, было указание свыше (шутка).
«А что же мы? И мы не хуже многих, и тоже можем много выпивать!» - как сказал поэт. Так что, вот вам, вникайте в ужасные тайны черной и белой магии!!!
Замечу, что черная и белая магия — это одно и тоже, просто в разных целях. Для справки читайте Менли Холла, поскольку первоисточники, Египетская Книга Мертвых или Табула Смарагдина, трудноваты для понимания.
Так вот, колдуны и колдуньи, ведьмы и ведьмаки, волхвы и волховицы, вещуны и вещуньи существует в природе. И даже часто.
Для целей разведки и контрразведки такая публика весьма полезна, как принято считать. У меня на этот счет иное мнение, но от российских школьников его скрывают.
Так вот. В старые стародавние времена, в античное время Землей управляли Боги. Напрямую. Почитайте Гомера. Там Боги запросто обращаются к выдающимся героям — Одиссею, Ахиллу и прочим Парисам, и консультируют их по животрепещущим вопросам, касающимся практически всей текущей мировой проблематики.
Британские ученые, а конкретно профессор Джинс, вот так вот почитал Гомера и иных античных авторов и решил, что голоса, которые слышали одиссеи и ахиллы, вовсе не божественного происхождения, а типа такая античная шизофрения.
Дело-то было в дописьменную эпоху, и мозги у этих античников были весьма примитивными. Связь правого и левого полушарий была плохой, отношение сигнал-шум было мизерным. Левое полушарие было слаборазвито, не умело грамотно работать с информацией. И то, что посылало левому полушарию правое полушарие, принималось этими одиссеями за голос Богов. Это, напомню, мнение профессора Джинса. Он даже создал теорию двухпалатного разума людей дописьменной эпохи.
Джонатан Блэк, автор книги «Тайная история мира», продвинутый эзотерический автор, на это возразил британским ученым, что античная эпоха дала человечеству великие культурные достижения, что невозможно было бы создать в состоянии коллективной шизофрении.
Книжка Блэка есть в интернете, но читать ее не стоит, так как сам автор предупреждает, что начитавшись, можно угодить в дурку.
Короче, профессор Джинс неправ. А Салават Бегушев прав. Древней Грецией действительно руководили Боги.
Потом они ушли в тень. В Древнем Риме уже управление людьми осуществлялось через редуктор жрецов.
Иногда ходили к оракулам, то есть к терминалу божественного интерфейса, но оракулы специально выражались двусмысленно, чтобы человеки не западали излишне на сверхъестественную подсказку.
Кстати, то, что называют сверхъестественным, на самом деле вполне естественнонаучное. Эзотерика чужда любой мистике.
Нынешние колдуны, ведьмы и прочие товарищи со способностями могут читать мысли, слегка предвидеть будущее, лечить кое-какие хвори, но лучше с ними не связываться.
Кому по службе положено- вперед и прямо, а нормальным людям ничего этого нафик не надобно, я вам скажу. Любой человек в состоянии себя сам вылечить.
Просто башкой думать надо и не пьянствовать беспробудно. Хуже всего, нет спору — зомбоящик. Лучше уж пить и курить, чем ТВ смотреть. Так говорил Заратустра, и я присоединяюсь к его мнению.
Вообще, любое обращение к низшим духам чревато обманом. А колдуны, ведьмы и прочие волхователи имеют дело именно с низшими духами. За справкой можно обратиться к книжке Колина Уилсона «Сверхъестественное». Этот американский товарищ по заданию и на денюшки ЦРУ изучил ритуалы и методы колдунов большого количества аборигенских народов, на себе самоотверженно испробовал эти гадости и подробно описал, снабдив большим количеством цветных иллюстраций.
Его мнение: та сфера Вселенной, куда ходят, наглотавшись разных ингредиентов колдуны первобытных племен и народов, — это царство ДНК и РНК.
Сюда однажды попал Ф. Крик, и ему в виде исключения подарили секрет спирали ДНК. Но это вовсе не означает, что так встретят каждого любопытствующего субъекта. Как правило, сначала заманивают маленькими сбывающимися прогнозами, а потом резко кидают в худших традициях
российского бизнес-климата.
Так что и эту книжку читать не рекомендую.
Так же как книги автора по имени Зор Алеф. На мой взгляд, он наиболее четко и наглядно объясняет устройство мира. Например, в его трактовке, демоны — это души нераскаявшихся грешников. Да так оно и есть.
Есть еще один любопытный автор — Руперт Шелдрейк. Его теория морфогенетических полей дополняет работы Карла Густава Юнга о коллективном бессознательном. Коллективное бессознательное, на мой взгляд, — это и есть те самые древние Боги.
В инете есть диалог Шелдрейка с одним теологом, называется «Физика ангелов». Не читайте, нафик вам эта бездна премудрости, уму непостижимой...

На этом пока все. Может, позже вернусь к рассказу о зловещих тайнах Вселенной.
Вы спросите, а что же я не дал ссылку на упомянутый выше пост в ФБ Салавата Бегушева. Да поищите сами, кому интересно. А я, уж извините, не нанимался работать подобно дантовскому Вергилию, проводником по кругам интеллектуального ада.

Заканчивая свой рассказ о плохом и зловещем, желаю вам всего хорошего.

Владимир Прохватилов: "Adversus Mathematicos" (Против математиков)

К вопросу о кризисе оснований в отечественной теории информационных противоборств


Against the mathematicians


To a question about the foundational crisis in the domestic theory of information warfare

Аннотация:

Автор анализирует проблемы моделирования информационных войн с позиций метаматематического подхода. Выдвинут принцип информационной неопределенности и принцип наименьшего действия. Применен эргодический подход для измерения информационной семантики. Выдвинуты структурные и вариационные принципы моделирования информационных войн.

Annotation:
The author analyzes the problem of modeling information war from positions of metamathematical approach. Nominated information uncertainty principle and the principle of least action. Ergodic approach used to measure the information semantics. Nominated structural and variational principles of modeling information warfare.


Ключевые слова:
кризис оснований, теорема Тарского о невыразимости, принцип информационной неопределенности, пси-бит, принцип наименьшего действия, структурные и вариационные принципы.

Keywords: 
Foundational crisis, Tarski's undefinability theorem, the principle of information uncertainty, psy-bit, principle of least action, the structural and variational principles.



«Немецкий философ и математик XVII века Готфрид Вильгельм Лейбниц считал возможным создать «исчисление» рассуждений, которое когда-нибудь позволит улаживать все споры с помощью слов: «Давайте вычислим, господа!». К началу нашего столетия прогресс в разработке символической логики дал основание немецкому математику Давиду Гильберту заявить, что все математические вопросы в принципе разрешимы, и провозгласить окончательную кодификацию методов математического рассуждения.
В 30-е годы нашего столетия этот оптимизм совершенно развеялся под влиянием удивительных и глубоких открытий К. Гёделя и А. Тьюринга».
Грегори Чейтин




"На мой взгляд, аргумент Гёделя говорит нам, что мы не просто вычислительные машины; что наше понимание - это нечто вне вычислений. Он не говорит нам, что это нечто нематериальное, однако есть важная вещь, которую мы упускаем, которая имеет отношение к квантовой механике."
Роджер Пенроуз


«Тот, кто живет результатами Тарского и Геделя,
тот и умирает вместе с ними».
Яакко Хинтикка

«Даже если сущее и постигается, оно неизъяснимо другому. Действительно, если сущее есть то, что предлежит извне, видимо, слышимо и вообще чувственно воспринимаемо, причем видимое из этой области постигается зрением, а слышимое слухом, а не наоборот, то как оно может быть показано другому? Ведь то, чем мы объявляем, есть слово. Слово же не есть ни субстрат, ни сущее. Значит, мы объявляем своим ближним не сущее, но слово, которое от субстрата отлично. Следовательно, как видимое не может стать слышимым, и наоборот, так и наше слово не может возникнуть, если сущее предлежит извне».
Sextus Empiricus .Adversus mathematicos.


1. Принцип информационной неопределенности

То, что можно показать, нельзя высказать
Людвиг Витгенштейн


Не будет большим преувеличением утверждать, что российская наука в целом и теория информационных противоборств переживает не лучшие времена. Во втором случае это не связано с недостатком финансирования. Это связано с недостатком цивилизационной идентичности и инерцией мышления.
После того как мы отказались от марксистско-ленинских пропагандистских парадигм, в области идеологической надстройки( это, кстати, марксистский термин) образовался вакуум, который первоначально был заполнен эрзацами либерального толка. От этих кустарных поделок серьезным исследователям пришлось отказаться и тут настал звездный час физиков и математиков, выходцев из советского ВПК, которые стали разрабатывать в довольно большом количестве разнообразные математические модели информационных войн и конфликтов. Отдал должное этому увлечению и автор этих строк(1), построив модель инфовойн в виде формализации постулатов Карла Густава Юнга на основе комплексных четырехмерных векторов-кватернионов. Было бы небезынтересно сделать модель более детальной, применив методы кватернионного анализа. Или углубиться в дебри соционических аспектов, алгебраизировав и их вослед за юнговскими осями восприятия.. Что в общем-то является чисто технической задачей. Но бездумному следованию этим путем препятствует теорема Тарского( 6 ) .
Она относится, как известно, к области метаматематики, созданной Давидом Гильбертом в лихую пору так называемого кризиса оснований математики.
Теорема Тарского гласит, что в теории чисел, а следовательно в любой науке, использующей арифметику, не существует универсального критерия истины. Иными словами, арифметическую истину невозможно выразить арифметическими средствами. Теорема Тарского является своего рода усиленной теоремой Геделя о неполноте и подтверждением мысли Секста Эмпирика, что сущее неизъяснимо.
В силу явного сходства с известным в физической науке принципом неопределенности, не позволяющим одновременно измерить точные координаты и импульс материального тела, предположим и примем как аксиому следующее.

F S ≥ k (1)

для любой математической модели, относящейся к социальным процессам
здесь
F – степень формализованности модели
S – семантическая наполненность модели
k- константа

Можно назвать формулу (1) принципом информационной неопределенности.
Из него следует, что увеличивая математическую(формальную) составляющую того или иного социального процесса (информационной войны в нашем случае), мы на столько же уменьшаем семантическое наполнение(смысловую часть) этой модели. А следовательно, уменьшаем и операциональное значение, то есть пригодность нашей модели к практическому применению.
Наши выводы хорошо коррелируют с выводами, содержащемся в знаменитом докладе академика Владимира Арнольда «О мягких и жестких математических моделях»( 11). Арнольд подчеркивает необходимость структурной устойчивости моделей как непременного условия их практического применения. Во многих случаях жесткие математические модели тех или иных процессов, в нашем случае социально-информационных, структурно неустойчивы из-за того, что учитывают слишком мало переменных. Казалось бы, что для получения более точной модели следует усложнить ее, ввести большее количество переменных. Однако, это не в силах человеческого разума и техники. Вспомним, что американский метеоролог Лоренц, первооткрыватель странных аттракторов, вводил в свои расчеты менее десяти переменных(обычно –шесть), в то время как на погодные условия влияют миллионы неизвестных нам параметров. В метеорологии прогнозисты в общем-то смирились, что не только долгосрочные, но и среднесрочные прогнозы погоды невозможны, так как все переменные невозможно учесть никогда и ни при каких условиях. Невозможно даже приблизиться к приемлемому уровню достоверности. Более-менее точным считается прогноз погоды на три дня вперед. Дальше точность снижается на порядок.
Сопоставив формулу (1) с выводами Арнольда, можно предположить, что многие жесткие модели слишком формализованы. Безусловно, степень формализованности всегда зависит от конкретного случая и априори не определяема. Если наш вывод верен, то получается что усложняя ту или иную математическую модель с благой целью детальней описать тот или иной процесс, мы в некоторых случаях снижаем ее структурную устойчивость. Из принципа информационной неопределенности, который в сущности просто иными словами передает смысл теоремы Тарского(которую называют принципом неопределенности для теории чисел) следует, что степень формализации в обратной пропорции коррелирует со степенью структурной устойчивости. Можно выразиться так, что семантическое наполнение модели прямо пропорционально ее устойчивости.
Если та или иная модель структурно неустойчива, причина в том, что у нее низкое семантическое наполнение. Попросту говоря, такая модель лишена реального смысла или его в ней слишком мало.

В моей работе (1) показано, что любую информацию можно представить в виде комплексного четырехмерного вектора-кватерниона.


Q = A + iS + jE + kU (2)

Здесь Q – информация о моделируемом процессе, содержащаяся в некоей математической модели, A – скалярная часть( количество дивизий, радиостанций, газет, журналистов и т.д.), S, E, U – векторная часть, несущая информацию о боевом духе, уровне мастерства, сплоченности, общей культуре, уровне коррупции и т.д). Эту простейшую формулу можно назвать кватернионной моделью контуров мышления(далее К-модель).
Интуитивно понятно, что скалярную часть можно сколь угодно точно описать и смоделировать при условия полноты информации(как пример – уравнения Ланкастера) , а вот для векторной составляющей подходит только мягкое моделирование. Как выразился академик Арнольд, пример мягкой модели - «чем дальше в лес, тем больше дров»(11). То есть процесс последовательных приближений с помощью простых моделей, хорошо работающих на ограниченном участке. В общем-то это синергетический подход, прочно входящий в теорию и практику западных проектировщиков социальных процессов, в частности оранжевых революций.
Интересно, что известный автор теории рефлексивного управления Владимир Лефевр в своей книге «Формула человека»( 12 ) призывает, напротив, к тотальной формализации социальных наук, обвиняя в непонимании необходимости этого, в частности, современных психологов. Еще более интересно, что в своей ранней работе «Конфликтующие структуры» Лефевр( 13) позиционировал противоположную точку зрения. Математика описывает, но не объясняет, писал он, поэтому следует двигаться в направлении психографической математики( формулы плюс иллюстрации). Кстати, крайне интересно, что забавные рожицы и стрелки, которые использовал Лефевр как пример психографической математики напоминают схемы из различных моделей теории категорий. Возможно Лефевр пережил эволюцию личных взглядов на будущее математического моделирования. Нам представляется, что эта эволюция носит деградационный характер. Во всяком случае нам неизвестны случаи практического применения моделей Лефевра в социальной и политической области. С высокой степенью вероятности можно предположить, что слухи о востребованности Лефевра в различных областях ни что иной как западный пиар, призванный направить российских исследователей по ложному пути подобно рейгановской СОИ. Также можно предположить, что последние книги Лефевра типичны для вышедших на пенсию экспертов спецслужб, которым разрешают опубликовать неоперациональные выжимки из их спецпроектов.
Кстати, довольно молодая , но успешно применяемая на практике аспектоника(производная от соционики) при детальном рассмотрении являет собой пример именно лефевровской психографической математики как минимум на уровне используемых в ней пиктограмм.
Еще один пример сверхформализованной модели – разработка российским экспертом Андреем Хренниковым, в настоящее время работающим в Швеции, модели мышления на основе p-адических чисел( 14 ). Судя по большому количеству его выступлений по приглашениям западных корпораций, работами Хренникова вплотную интересуются эксперты серьезных спецслужб. По Хренникову пространство мышления – ультраметрическое, то есть иерархическое неархимедово пространство, свойственное, кстати, всем естественным языкам. Местами Хренников делает оговорки, что скорее всего реальное пространство мышление не ультраметрическое, а адельное, то есть представляет собой наложение архимедова и неархимедова пространства.
Это крайне интересная работа, столь нетривиальную модель мышления было бы интересно применить к моделированию инфовойн, если бы не серьезный на наш взгляд недостаток. Огромный контраст между громоздкими формулами и крайне простыми, если не сказать примитивными примерами, иллюстрирующими применимость этой модели. Ну и если автор признает, что реальное пространство мышления носит адельный характер, а исследует только лишь ультраметрическую его часть, то он тем самым ограничивает себя лишь скалярной составляющей мышления, упуская из вида всю эмоциональную, идеологическую и подсознательную семантику. Затрудняет понимание модели А.Хренникова неряшливое, со множеством опечаток изложение и серьезные гносеологические противоречия. Отметим, что ультраметрическое пространство мышления(по Хренникову) совпадает с ультраметрическим пространством естественных языков, подробно, хотя и чисто феноменологически исследуемым выдающимся лингвистом современности Ноамом Хомски, чьи работы, наряду с работами основоположника общей семантики Альфреда Коржибски(18) легли в основу психотехник НЛП.

2. Измеряем неизмеримое. Сколько стоит один пси-бит.

« Измерить все, что измеримо,
и сделать измеримым то, что неизмеримо.»
Г.Галилей


Теорема Тарского вносит и еще один запрет, причем весьма жесткий. Невозможно точно измерить векторную, то есть семантическую часть любой информации. Это следует и из принципа информационной неопределенности (1). Измерить S – составляющюю формулы (1) означало бы свести ее к F – составляющей, что не возможно по определению.
Показав невозможность измерения, попробуем показать возможность обойти этот запрет косвенными методами. Применим эргодический подход. Как выразился академик Арнольд(11), эргодический подход заключается в том, что для того, чтобы определить потенциальную высоту саженца в лесу, нет нужды сидеть и ждать, пока он вырастет. Достаточно взглянуть на соседние взрослые деревья в лесу. То есть заменить усреднение по времени усреднением по ансамблю.

Введем специальное обозначение для социально-психологической информации, которую мы собрались измерить. В квантовой теории информации используют термин «квантовые биты» или Q – биты. Для нашего случая, то есть информационно-психологической войны, введем пси-биты.
Ψ-бит – единица социально-психологической информации.
И если скалярный бит уменьшает степень определенности в два раза, то условимся, что один Ψ-бит – это количество социально-психологической информации, увеличивающее определенность аудитории в заданном направлении аудитории в те же два раза.
Предположим, что мы ведем информационную войну, целью которой является снижение популярности того или иного политика( например, Барака Обамы) в ходе избирательной компании. Если в начале информационного противоборства за Барака отдавали свои голоса 80 процентов избирателей, а в конце – 40, то можно сказать, что объем подрывной информации, направленной на целевую аудиторию, составил один Ψ-бит.
Большого смысла в таком измерении нет, по крайней мере на сегодняшний день, прежде всего потому, что количество необходимой пропагандистской информации уже давно весьма точно измеряется мастерами пиара, но только в долларах, рублях и прочих денежных единицах. Однако, кто может поручиться , что в будущем всеобщим эквивалентом не станут именно пси-биты, а не деньги?

3. Структурные и вариационные принципы



Любая теория или модель, кроме своего основного ядра — закона изменчивости объектов теории, или "уравнения движения" этих объектов, содержит компоненты, вводящие элементарные объекты теории и допустимые способы их преобразований. А.Ньюэл и Г. Саймон назвали эти компоненты "структурными принципами" наук. Примерами структурных принципов могут служить атомистическое учение о строении вещества, планетарная модель атома, гео- или гелиоцентрическая системы устройства ближнего космоса, космология расширяющейся вселенной, клеточная теория строения организмов, бактериальная природа инфекционных болезней, тектоника плит в строении Земли, классовая структура общества… Структурные принципы на многие годы определяют рамки, в которых функционируют целые науки. Структурные принципы представляют "само собой разумеющуюся", часто не осознаваемую альтернативной, неотрефлексированную, но обязательную и внутренне присущую любому знанию его часть.
В теории рефлексивного управления в качестве структурного принципа избрана одномерная модель психики конфликтующего субъекта. В уравнениях Ланкастера и моделях, построенных на основе этих уравнений – все та же одномерная модель психики информационных армий, руководствующихся соображениями только лишь формальной логики, вернее заложенными в них программами и стереотипами поведения. В сущности такие модели подходят для описания битвы двух муравейников, в которых каждый солдат или командир знает свою программу и ни на йоту от нее не отходит.
Если обратиться к формуле( 2), то можно заключить, что сознание таких конфликтующих субъектов и структур сведено к А-компоненте, это психика роботов, а не мыслящих социальных субъектов. Конфликты роботов легко формализуются и моделируются, но неизбежна практически нулевая операциональность этих моделей.
Если же в качестве структурного описания социального или личностного психоинформационного конфликта взять признанные экспертным сообществом постулаты Карла Густава Юнга, (кстати, более наглядно сформулированные Петром Успенским в его книге «Терциум органум») и формализацию этих постулатов ( 1 ), то эта модель по крайней мере будет соответствовать действительности.

Любая естественнонаучная теория имеет, как верно заметили Г.Голицын и А.Левич(2 ), два этажа: помимо «эмпирически выведенных законов, связывающих друг с другом различные явления и образующих первый этаж теории, должен существовать второй этаж, который состоит из дедуктивных (логических) связей между самими законами. Эти логические связи позволяют выводить сами законы из других, или, следуя А. Эйнштейну, “понять эмпирическую закономерность как логическую необходимость”. Если этот второй этаж отсутствует, то данная область может рассматриваться только как совокупность эмпирических знаний, но не как теория».(2 )

Яркие примеры такой совокупности эмпирических знаний - психология, реклама и маркетинг. Здесь найдено огромное количество закономерностей и фактов, многие из них даже выражены в математической форме (Закон Вебера-Фехнера, закон Йеркса-Додсона и пр.). Но теории в строгом смысле, в каком употребляется это слово в точных науках, не существует. Причина в том, что эти законы разрознены, никак не связаны между собой и не выводятся друг из друга или из каких-либо общих принципов.
Отсутствие жесткой дедуктивной структуры, образующей второй этаж теории в этих областях на наш взгляд не случайно. Сложившаяся ситуация дает огромные преимущества западной цивилизации, которая собственно говоря и наработала все это эмпирическое богатство психоинформационных технологий. Все цивилизационные конкуренты Запада вынуждены питаться объедками с барского стола, в том что касается передовых разработок в области информационных противоборств, в то время как Запад постоянно изобретает все новые и новые инновации, побеждая благодаря этому во всех цивилизационных столкновениях.
Понятно, что одномоментно создать дедуктивным способом операционально пригодный второй этаж теории информационных противоборств вряд ли возможно. Однако, существует другой путь, который подсказывает история науки.
Дедуктивная структура любой эффективной теория постоянно развивается, стремясь к тому чтобы «Объяснить как можно большее количество фактов как можно меньшим числом исходных положений», как выразился Исаак Ньютон.(2 )Все эффективно работающие теории(оптика, механика, термодинамика) пришли к тому, что их логическая структура имеет единый центр( 2 ), некий общий принцип.


И мы действительно наблюдаем, пишут Г.Голицын и А.Левич(2), «как в ходе эволюции теории число объясняемых фактов возрастает, а число исходных приложений (постулатов, принципов) – сокращается. В итоге оказывается, что все теории, завершившие свое развитие (такие как механика, термодинамика, геометрическая оптика и т.п.) сходны по своей логической структуре: их дедуктивные связи (образующие “второй этаж”) имеют единый центр – некоторый общий принцип.
В центре каждой из этих теорий стоит принцип оптимальности (иначе его называют еще экстремальным или вариационным принципом) – утверждение о минимуме (или максимуме) некоторой величины (“функционала”, “целевой функции”). В оптике это – принцип скорейшего пути Ферма, в механике – принцип наименьшего действия, в термодинамике – принцип максимума энтропии».
Это не случайно, ибо экстремальный принцип наиболее универсален.

4. Принцип наименьшего действия

Наш разум, по своей лености и косности, занят обычно лишь тем, что ему легко или приятно; эта привычка ограничивает наши познания, и никто еще не дал себе труда обогатить и расширить свой разум до пределов возможного.
Ларошфуко

Нам представляется, что разум ленив. Это вытекает из внимательного рассмотрения вероятностной модели сознания Василия Налимова(1 ) дополняющей ее модели барьеров академика Кедрова( 1 ). Эти модели отражают антиэнтропийную сущность процесса мышления. А.Ньюэлл и Г.Саймон(3) показали, что основным свойством интеллекта является способность отличать существенное от несущественного, то есть сознание выделяет информационный пакет с высоким весовым коэффициентом(по Налимову). А в трактовке Кедрова сознание распаковывает только тот информпакет, который способен перепрыгнуть через барьер Кедрова. В работе Дика Грегори «Разумный глаз»(4) показано, что сознание приоритетно реагирует на изменяющуюся информацию окружающей среды. Не изменяющийся в течении долгого времени фон перестает восприниматься.
Сознание распаковывает только тот информационный пакет, который резко отличается от окружающего фона(высокий весовой коэффициент). Воспринимается та информация, которая «интересна» - в геделевском смысле этого слова. Даже в ситуациях, требующих высокой координации движений(вождение автомобиля, ходьба) зачастую происходит переключения управления движением на низший, менее энергоемкий уровень сознания - уровень субличности, то есть автоматизма.

«Леность» сознания- это другое название его антиэнтропийности.

Исходя из вышесказанного, мы можем заключить, что в качестве интегрального экстремального принципа целесообразно принять принцип наименьшего действия. Впервые сформулировавший это принцип Пьер Мопертюи пришёл к нему из ощущения, что совершенство Вселенной требует определенной экономии в природе и противоречит любым бесполезным расходам энергии. Соответственно совершенство разума требует экономии и не допускает бесполезного расхода мыслительной энергии на распаковку априори известных информпакетов.
В итоге сознание работает как дифференцирующая цепочка в радиотехнической цепи. Распакованная, о есть сознательно воспринятая сознанием ифнормация, если она преодолевает барьер Кедрова может быть представлена в виде

Z out = dZin/dt - B (4)


Здесь
Zout – распакованная информация,
B – барьер Кедрова
Zin – внешняя информация.

Если Zin не преодолевает барьер Кедрова, то Zout равна нулю.
Напомним, что Z – комплексный инфомационный кватернион в К-модели.

Принцип наименьшего действия можно представить как закон сохранения. Сознание склонно сопротивляться внешним воздействиям, смещающим в ту или иную сторону существующее «окно в мир». Исходя из этого принципа, можно ожидать и прогнозировать, что информационная перегрузка любого из четырех контуров К-модели(2) ведет к автоматическому отключению других контуров или минимизации их активности.

5. Об операциональной пригодности структурных и вариационных принципов


Природа всегда действует простейшим путем.
И.Бернулли


Можно ли оценить применимость изложенных выше подходов к моделированию инфовойн?

В арсенале психологии есть, например, так называемый основной психофизический закон Вебера-Фехнера, связывающий ощущение и раздражитель, его вызывающий. Например, яркий свет и ощещение степени яркости. Этот закон, выведенный экспериментально, устанавливает логарифмическую зависимость ощущения от раздражителя. В ряде случаев такая зависимость не подтверждается и для этих случаев существует другой вариант «основного психофизического закона» - закон Стивенса. По Стивенсу описываемая зависимость носит степенной характер. В течение ста лет психологи всего мира спорят, кто прав – Вебер с Фехнером или Стивенс.
Российский ученый Юрий Забродин(16) предложил свой вариант связи ощущения и стимула.
dEn/E=dR/R (5)
Е- ощущение,
R – стимул,
n – константа,зависящая от степени осведомленности испытуемого о цели эксперимента.
При полной неосведомленности (n =0) закон имеет логарифмический характер
При полной осведомленности (n= 1) закон принимает степенной характер.
Нетрудно увидеть, что вариант основного психофихического закона, предложенный Ю.Забродиным соответствует психофизическому принципу наименьшего действия, предложенному нами. Если человек смотрит на лампочку, не зная, что ее яркость будет возрастать, он склонен недооценивать степень увеличения яркости. Когда же его поставили в известность, что свет будет неуклонно становится все ярче и ярче, то сознание преувеличивает это возрастание. Разум ленив и склонен к сохранению итнформационного статус кво, иными словами существующего на данный момент «окна в мир». . Обратим также внимание на то, что формула Забродина практически повторяет формулу ( 4 ).


Отметим, что во всех вариантах упомянутого психофизического закона существует нижний предел различимости, соответствующий психологическому барьеру Кедрова( 1 ), что подтверждает наши выводы , сделанные выше.
Просчет зарубежных психофизиологов(Вебера, Фехнера и Стивенса) заключался в том, что на протяжении ста лет они пытались вывести чисто экспериментальным путем фундаментальный психофизический закон, не озаботившись уяснением фундаментальных вариационных принципов, то есть «законов движения» человеческой психики.
Еще один психофизический закон- Йеркса-Додсона – связывает результаты той или иной деятельностью с уровнем мотивации. Экспериментально доказано, что оптимальная мотивация не должна быть слишком сильна, существует верхний предел, превышение которого ухудшает результат. Оптимальной является средняя интенсивность мотивации. Также экспериментально доказано, что интенсивная интеллектуальная деятельность наиболее продуктивна при невысоких уровнях мотивации.
Этот закон в принципе мог быть выведен дедуктивно, исходя из принципа наименьшего действия. Так, при значительном увеличении мотивации, то есть перегрузке E –контура К-модели, активность остальных контуров блокируется. Например, футбольная команда, проигрывая матч. На последних минутах игры, бросается в атаку с запредельным эмоциональным настроем. И в таких случаев сбивается в «навал», то есть силовое неосмысленное давление. И наоборот, усиленная интеллектуальная работа требует сосредоточения всех ресурсов сознания. Ученый, работающий над сложной проблемой, забывает о еде и питье и даже сне. И если его отвлечь каким-либо эмоциональным или чувственным мотиватором, то его работа застопорится.
Отметим, что это второй важнейший психофизический закон, который выводится дедуктивно исходя из вариационного принципа наименьшего действия и структурного принципа – К-модели, основанной на вероятностной модели смыслов Василия Налимова и постулатов Карла Густава Юнга.
В психологии существует весьма интересная методика или психотехника – тройная спираль Милтона Эриксона. Она используется в НЛП и гипнозе. Рассказывается некая история, которая прерывается на самом интересном месте. Начинается вторая история, которая также прерывается. Третья история рассказывается полностью, так как в нее встроен элемент внушения или программирования. Действие спирали Эриксона основано на перегрузке А-контура К-модели трудно запоминаемым контентом, и, в условиях ослабленного информационного сопротивления, целевого воздействии на E контур.
Можно также упомянуть, что как изложено в ( 1 ) широко применяемая в маркетинге и рекламе EL- модель(модель вероятностного выбора) полностью соотвествует налимовской вероятностной модели мышления.
Таким образом, мы описали четыре важнейших экспериментально выведенных закона, которые подтвержают предложенные нами структурные и вариационные принципы. Логично предположить, что при сосредоточении достаточных организационных и финансовых ресурсов, такому сравнительному анализу можно было бы подвергнуть наиболее важные с точки зрения информационных противоборств PR – технологии западной цивилизации с тем, чтобы построить не уступающие этим технологиям отечественные разработки, способные к саморазвитию.
Иначе мы бесконечно будем идти на поводу западных манипуляторов сознания. Так например, известные работы Аркиллы и Ронфельдта(15), раскрывающие секреты цветных революции, появились сразу после победы оранжевой революции на Украине и были восприняты как последнее слово в информационной войне. А когда грянула арабская весна, оказалось, что ключевую роль в организации протестного движения играют социальные сети, о которых в книгах Аркиллы и Ронфельдта по понятным причинам не говорилось ни слова. Зато в разгар Болотной революции в России в либеральной прессе появились ссылки и цитаты из работы американского исследователя безмасштабных сетей Альберта-Ласло Барабаши «Управляемость сложных сетей» («Controllability of Complex Networks»), опубликованной в журнале «Нейчур»( 5 ), в которых утверждалось, что в короткий срок с помощью социальных сетей Твиттер и Фейсбук можно будет сменить авторитарную власть в России на власть либералов. Поскольку у нас нет отечественных исследований на эту тему, мы вынуждены верить таким авторам на слово. Отставание отечественных разработок, а точнее их полное отсутствие, вызвано на наш взгляд отсутствием госзаказа на них. Хотя потенциал отечественной научной школы позволял и позволяет стать на данном направлении мировыми лидерами.
Возвращаясь к структурным и вариационным принципам, можно сделать прогноз относительно того, к каким выводам может привести мониторинг всего накопленного западными информационными технологами тезауруса.
Бог войны, и бог информационной войны, в частности не любит дифференциальных уравнений, с прохладцей относится к умеренным формализациям, то есть алгебраическим моделям, и обожает простые одноходовые комбинации – сложение и вычитание. Бог войны любит арифметику(не следует понимать это буквально). «Природа действует всегда простейшим образом» - говорил еще Иоганн Бернулли. Возможна и другая точка зрения – не будем забывать, что речь идет о моделировании инфовойн – бог войны знает и умеет применять уравнения любой сложности, но мы не в силах их постичь, как и предупреждал Секст Эмпирик в своем трактате «Против математиков». Впрочем, не исключено, что это просто две стороны одной медали.
Видимо, к этому пришли и американские эксперты, создав совершенно новую математику для социальной инженерии. И теперь мы увлеченно заводим знакомства в американских социальных сетях Фейсбук и Твиттер, даже не пытаясь создать хоть какой-то отечественный аналог этим инструментам цивилизационного порабощения. Похоже, информационное сопротивление российской цивилизации близко к нулю, а коллективный разум крайне ленив.


Список литературы

1. В.В.Прохватилов .Церковь мыслящей паутины, Информационные войны. 2011.№1.
2. Г.А.Голицын, А.П.Левич. Вариационные принципы в научном знании. Философские науки, 2004, № 1, с. 105-136.
3. Newell A., Simon H.A. The Informatics as Empirical Investigation: Symbol and Search // ACM Turing Award Lectures. New York: ACM Press. 1987.
4. Р. Л. Грегори. Разумный глаз. Как мы узнаем то, что нам не дано в ощущениях. Либроком. 2009.
5. http://www.nature.com/nature/journal/v473/n7346/full/nature10011.html
6. А.Букалов. Мышление и квантовая физика: теоремы Геделя, Тарского и принцип неопределенности. Журнал «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика», № 2, 2001 .
7. Секст Эмпирик . Соч. в двух томах. М., Мысль, 1976.
8. Грегори Чейтин. Случайность в арифметике.В МИРЕ НАУКИ N 9 1988 г. (Scientific American. Издание на русском языке)
9. Роджер Пенроуз. Новый ум короля. О компьютерах, мышлении и законах физики. ЛКИ. 2008
10. Я.Хинтикка. Логико-эпистемологические исследования. М.Прогресс. 1980.
11. В.Арнольд. Жесткие и мягкие математические модели.М. МЦНО.2000
12. В.Лефевр. Формула человека. М. Когито-Центр. 2012
13. В.Лефевр. Конфликтующие структуры. М. «Советское радио». 1973
14. А. Хренников.Моделирование процессов мышления в p-адических системах координат. М. ФИЗМАТЛИТ. 2004
15. John Arquilla, David Ronfeldt. Networks and NetwarsThe Future of Terror, Crime, and Militancy. RAND Corporation. 2001.
16. С.Голев, О.Голева, Математические методы в психологии. ИПИС ХГУ . 2008 г.
17. Н.Хомски, Дж. Миллер. Введение в формальный анализ естественных языков. М. Едиториал УРСС. 2003
18. http://www.generalsemantics.org/
19. Людвиг Витгенштейн. Логико-философский трактат. http://philosophy.ru/library/witt/01/01.html
20. А.Н.Колмогоров. Теория информации и теория алгоритмов. М.»Наука».1987.

Квантовая связь: за миллиард лет до конца шифра

Американское издание «The National Interest» опубликовало статью директора оборонных программ и стратегий Австралийского института политической стратегии (ASPI) Эндрю Дэвиса «China’s Quantum Cryptography System» («Китайская квантовая криптографическая система»). Статья написана в рамках дискуссии автора со своими коллегами о перспективах квантовой связи. Поводом к ее написанию послужил запуск Китаем первого в мире спутника квантовой связи.

Автор сразу же подчеркивает свой скептицизм в отношении перспектив квантовых вычислений и в целом квантового компьютинга:
«Я подозреваю, что квантовые вычисления окажутся подобны генерации энергии за счет термоядерного синтеза, то есть они хорошо изучены с теоретической точки зрения, их вполне возможно в принципе продемонстрировать в лабораторных масштабах, но трудно реализовать на практике. Термоядерный синтез был открыт много десятилетий назад, и ни один термоядерный реактор до сих пор не был способен генерировать больше энергии, чем требуется для его запуска. Некоторые технические проблемы просто очень трудно решаемы. Квантовые вычисления могут быть одними из них».

Однако Эндрю Дэвис тут же вспоминает первый закон знаменитого фантаста Артура Кларка, который гласит: «Когда выдающийся, но пожилой ученый утверждает, что что-то возможно, он почти наверняка прав. Когда он утверждает, что что-то невозможно, он очень вероятно, неправ».
И сразу же высказывает свою нешуточную тревогу по поводу запуска китайцами первого спутника квантовой связи, так как если китайская квантовая криптографическая система заработает, что это поставит под угрозу применение шифрования с открытым ключом, одного из основных способов безопасной передачи конфиденциальных данных.
Шифрование с открытым ключом - это когда оба абонента (и отправитель, и получатель) имеют по ключу. Ключи связаны друг с другом, но они различны. Если сообщение зашифровано с помощью ключа К1, то расшифровать это сообщение можно только с помощью ключа К2. И наоборот. При этом один ключ называют секретным, а другой – открытым.

Секретный ключ содержится в тайне владельцем пары ключей. Его не знает даже получатель письма. Открытый же ключ передается вместе с информацией в открытом виде, т.к. у абонента имеется один из ключей пары, а другой ключ вычислить просто невозможно.


В принципе ничего сверхсложного в таком виде шифрования нет, оно основано на идее, высказанной еще в сороковых годах прошлого века знаменитым математиком Клодом Шенноном. Он предложил строить шифр таким способом, чтобы его раскрытие было эквивалентно решению математической задачи, требующей выполнения огромных объемов вычислений (перебору вариантов), превосходящих возможности современных ЭВМ. Этот период развития криптографии характерен появлением полностью автоматизированных систем шифрованной связи, где каждый пользователь имеет свой индивидуальный пароль для подтверждения подлинности и предъявляет его при входе в систему, будь-то мобильный телефон или персональный компьютер.
Так вот, если будут созданы квантовые системы связи, то их невозможно будет взломать, а с другой стороны квантовые компьютеры будут обладать таким быстродействием и мощностью, что взлом любого существующего шифра будет для них детской задачкой. Этого опасается не только Эндрю Дэвис, но и все экспертное сообщество. И точно так же, как он, все надеются, что квантовая связь и компьютинг еще долго не выйдут из стадии экспериментов.
В фантастической повести братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света» несколько ученых, работающих в самых разных направлениях, сталкиваются с неизвестным ранее законом природы, который весьма причудливыми способами тормозит их исследования, дабы не нарушить равновесия Мироздания. Помните, как рассуждает об этом герой повести:
«Не спрашивай меня, говорил Вечеровский, почему именно Малянов и Глухов оказались ласточками грядущих катаклизмов. Не спрашивай меня, какова физическая природа сигналов, потревоживших гомеостазис в том уголке мироздания, где Глухов и Малянов затеяли свои сакраментальные исследования. Вообще не спрашивай меня о механизмах действия Гомеостатического Мироздания — я об этом ничего не знаю, так же как никто ничего не знает, например, о механизмах действия закона сохранения энергии. Просто все процессы происходят так, что энергия сохраняется. Просто все процессы происходят так, чтобы через миллиард лет эти работы Малянова и Глухова, слившись с миллионами и миллионами других работ, не привели бы к концу света. Имеется в виду, естественно, не конец света вообще, а конец того света, который мы наблюдаем сейчас, который существовал уже миллиард лет назад и которому Малянов и Глухов, сами того не подозревая, угрожают своими микроскопическими попытками преодолеть энтропию».+
Что касается китайского спутника, то на нем, на самом деле, нет никакого квантового компьютера, зато есть специальное оборудование для генерации так называемых запутанных фотонов.
В привычном нам мире составной предмет всегда можно разделить на отдельные части. Но в микромире (который описывается квантовой механикой) это можно сделать далеко не всегда. Здесь возможны такие состояния (их называются «запутанными») группы частиц, например, тех же фотонов, когда их невозможно разделить.
Невозможно - для злоумышленника или шпиона. А для наземной станции, на которую излучающий запутанные фотоны спутник передаст надежные одноразовые пароли, - вполне. Квантовая связь с помощью специальных квантовых ключей - это своего рода ответ на возможное появление сверхмощных квантовых компьютеров, способных легко взламывать обычные каналы связи.
Таким образом, уже на лабораторном уровне в квантовых системах связи и вычислений началось состязание брони и снаряда. И каким будет его исход, сегодня предсказать невозможно.
Возможно, что квантовая связь и компьютинг, точно так же, как и управляемая термоядерная реакция(о чем напоминает Эндрю Дэвис) или пресловутый философский камень средневековых алхимиков, входят в число тех угрожающих равновесию Вселенной технологий, развитие которых тормозится по каким-то неведомым нам законам природы. Но это вовсе не означает, что ученые забросят эти направления. Нет, они будут продолжать свои исследования, соревнуясь, кто первым достигнет заветной цели, и одновременно с тревогой прогнозировать разрушительные последствия своих гипотетических открытий. Будем же надеяться, что до квантового апокалипсиса у нас есть еще в запасе, по крайней мере, один миллиард лет.
Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук
http://argumentiru.com/army/2016/09/437380

В России испытан первый в мире детонационный ракетный двигател

В НПО «Энергомаш» были проведены испытания первого в мире детонационного жидкостного ракетного двигателя. Лаборатория «Детонационные ЖРД» на базе НПО «Энергомаш» осуществила несколько пусков полноразмерного демонстратора детонационного жидкостного ракетного двигателя на топливной паре кислород - керосин, сообщает ТАСС.
В обычном двигателе топливо и окислитель горят путём так называемой дефлаграции с дозвуковой скоростью. Горение топлива при помощи взрыва более эффективно, так как взрыв быстрее сжимает и нагревает горючую смесь практически без изменения объёма.
Детонационные двигатели изучаются уже более семидесяти лет, но пока никому не удавалось создать рабочий образец, который мог быть использован в ракетостроении. Специалисты "Энергомаша" утверждают, что им удалось добиться работоспособности полноразмерных макетов двигателя в течение нескольких пусков. Правда, никаких технических деталей проведенных испытаний не приводится.
Справка:
Дефлаграция — процесс дозвукового горения, при котором образуется быстро перемещающаяся зона (фронт) химических превращений. Передача энергии от зоны реакции в направлении движения фронта происходит преимущественно за счет конвективной теплопередачи. Принципиально отличается от детонации, при которой зона превращений распространяется со сверхзвуковой скоростью и передача энергии происходит за счет разогрева от внутреннего трения в веществе при прохождении через него продольной волны (ударная волна в детонационном процессе).
Первые подобные работы были начаты в Германии в 1940-х годах. Вернеру фон Брауну не удалось создать работающего прототипа детонационного двигателя, но под его руководством были разработаны пульсирующие воздушно-реактивные двигатели, которые ставились на ракеты «Фау-1».
В пульсирующих воздушно-реактивных двигателях топливо сгорало с дозвуковой скоростью, то есть в режиме дефлаграции. Топливо и окислитель подавались в камеру сгорания небольшими порциями через равные промежутки времени.
Коренное отличие «Фау-1» от испытанного энергомашевцами двигателя состоит в том, что двигатель ракеты фон Брауна был не жидкостным, а воздушно-реактивным. В отличие от ЖРД двигатель «Фау-1» не вез окислитель, а использовал кислород воздуха. Для случая массовых одноразовых ракет важны именно простота и легкость конструкции.
Что же касается жидкостных ракетных двигателей, то в течение долгих десятков лет их создатели боролись с детонацией, даже ценой ухудшения параметров двигателя, использования ядовитых компонентов (например, гептила) и т.д. Это в какой-то степени очевидно, так как любые детонации, то есть взрывы, если и не разрушают, но неприемлемо изнашивают двигатель.
Разработчики ракет вернулись к детонационным системам в силу того, что были исчерпаны практически все способы незатратного увеличения КПД их двигателей. Скажем, увеличение КПД ракетного двигателя на 3-4 процента повышает его стоимость на 30-40 процентов.
Поэтому конструкторы стали исследовать двигатели, использующие термодинамический цикл детонационного горения, который гораздо эффективней циклов Брайтона (горение при постоянном давлении) и Хамфри (горение при постоянном объеме). А главным преимуществом импульсно-детонационного двигателя является конструктивная простота.
Вопрос об использовании детонационного горения в энергетике и реактивных двигателях впервые был поставлен советским академиком Я. Зельдовичем еще в 1940 году. Он доказал, что прямоточные воздушно-реактивные двигатели, использующие детонационное сгорание топлива, должны иметь максимально возможную термодинамическую эффективность.
Оценки Я.Зельдовича подтвердились - детонационный двигатель действительно один из лучших в плане термодинамики. Благодаря тому, что в нем сжигание топлива происходит в ударных волнах примерно в 100 раз быстрее, чем при обычном медленном горении, он имеет теоретически рекордную мощность с единицы объема камеры сгорания по сравнению со всеми другими типами тепловых двигателей.
Следует отметить, что реализация термодинамического превосходства цикла детонационного горения требует увеличения частоты следования ударных волн или перехода от импульсного к непрерывному детонационному горению. Из чего следует, что конструкторы «Энергомаша» находятся пока что в самом начале своего творческого пути, так как на показанном Фондом перспективных исследований видеоролике видно, что промежутки между детонациями довольно велики и ни о каком непрерывном детонационном горении речь пока не идет.




Работы по созданию детонационного двигателя ведутся и в США, но не НАСА, а Научно-исследовательской лабораторией ВМС. Американцы предполагают использовать их на надводных кораблях вместо газотурбинных двигателей.
Независимо от предназначения разрабатываемых детонационных двигателей их конструкторам придется решать проблему гашения вибрации. В свое время Сергей Королев и Валентин Глушко нашли способы борьбы с колоссальной тряской двигателей космических кораблей. Представляется, что путь к решению этой проблемы лежит по большей части в использовании новых конструкционных материалов. Хотя и без оригинальных технологических решений не обойтись. Все это требует максимальной кооперации со множеством смежных КБ и НИИ (и не только российских), так как разработки такой сложности не под силу одиночному НПО, даже столь востребованному и авторитетному, как «Энергомаш». Если такую кооперацию удастся наладить, то полеты в дальний космос станут реальностью и отечественная космонавтика сделает большой шаг вперед, чего в постсоветские годы пока что не наблюдалось.
Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

http://argumentiru.com/army/2016/08/437205