Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Массовый сбой касс: хакеры, диверсия или бунт машин?

20 декабря массовый сбой кассовых аппаратов по всей стране парализовал работу сотен магазинов и автозаправочных станций. Причиной был сбой фискальных регистраторов. О сбоях сообщили как мелкие магазины и АЗС, так и крупные сети, как сеть «Магнолия» в Москве, DNS, заправки «Лукойл», «Газпром нефть» и другие.
По данным Федеральной налоговой службы с часа ночи 20 декабря в начались неполадки в работе контрольно-кассовой техники группы компаний «Штрих-М». Затем сбои начались и на онлайн-кассах в Европейской части России, затронув Новосибирск, Барнаул, Красноярск, Кемерово и другие крупные города. Поскольку без нормальной работы фискального регистратора невозможна печать товарного чека, торговля через кассы была остановлена.
Справка:
Фискальный регистратор – это чип, установленный в кассовом аппарате и подключенный к интернету. На него записываются данные о чеках. С июля 2017 г. вступил в силу закон, согласно которому любая касса в России должна отправлять данные о каждой продаже в Федеральную налоговую службу (ФНС). Техническую возможность отправлять данные онлайн и обеспечивает фискальный регистратор.

Причиной сбоя стали ошибки в прошивке программного обеспечения (ПО) фискального регистратора «Штрих-М-01Ф», с помощью которого торговые компании передают данные в налоговую службу. Как известно, с начала этого года все продавцы переходят на контрольно-кассовую технику, которая передает по интернету в режиме реального времени в налоговые органы сведения о каждой покупке. Такое оборудование предполагается установить теперь даже там, где ранее разрешалось работать без кассового аппарата.
Сбой затронул ритейлеров, которые установили самое последнее обновление ПО для кассового оборудования. У тех, кто работал на старых версиях программ, сбоя не было.
Наряду с возможностью технической неполадки или программного сбоя в ряде СМИ были высказаны предположения о вмешательстве хакеров.
Эта версия имеет право на существование и обсуждение, в том числе и потому, что совсем недавно через международную платежную систему SWIFT был успешно атакован один из российских банков.
«Теперь кассовый сбой произошел по всей стране. Это может быть больше, чем совпадение. Не исключена и направленная хакерская атака. Похожий случай на Украине нанес значительный ущерб экономике», - высказала свое мнение аналитик финансового рынка Наталья Мильчакова.
На компьютерных форумах оживленно активно обсуждают «инсайд» (то есть утечку информации) о вредоносной закладке («timebomb»), возможно сделанной уволенным из компании - производителя фискальных регистраторов программистом:
«Инсайд подтвердил, что ошибку искусственно заложил увольняющийся программист. Может, к завтра будет больше подробностей - товарищи второй день в мыле, перепрошивают кассы. Если кто не в курсе, вчера все, кто используют Штрих-М не могли пробить чеки. Это примерно 30% розницы страны, за минусом обновивших прошивку. Не важно, что с ним сделают теперь. Теперь все знают, как делают code review в Штрихе и как относятся к программистам. Да примерно так же, как в остальных компаниях в стране».
Справка:
Просмотр кода (англ. code review) или инспекция кода (англ. code inspection) — систематическая проверка исходного кода программы с целью обнаружения и исправления ошибок, которые остались незамеченными в начальной фазе разработки. Целью просмотра является улучшение качества программного продукта и совершенствование навыков разработчика.

На форумах называют и возможную причину саботажа:
«Проблема в том, что с вводом онлайн - касс сотрудников «Штриха» и «Атолла» (конкурирующая с «Штрих –М» компания – В.П.) начали больше доить, а кормить решили в прежнем режиме. «Атолл» тот ещё атолл, но «Штрих» попал нехило».
Если взглянуть на ситуацию с высоты, так сказать, птичьего полета, то в российской финансовой системе создалась ситуация типа «бутылочное горлышко», когда достаточно одного сбоя у оператора фискальных данных или хакерской атаки, чтобы заблокировать работу огромной массы торговых или финансовых структур.
В этой связи позвольте внести в качестве «вишенки на торте» в копилку версий причин массового сбоя касс мою скромную конспирологическую лепту в духе «теории заговора».
Массовый кассовый сбой от Владивостока до Москвы произошел в аккурат накануне визита в Россию министра иностранных дел Великобритании, который на днях в интервью газете «Санди Таймс» назвал Россию «закрытой, недружелюбной и антидемократичной, как, Спарта».
Напомню, что этот тот самый Борис Джонсон, который, как мы писали, за день до расстрела участников фестиваля музыки кантри экстремистом, поселившимся в отеле Мандалай-Бэй в Лас Вегасе (США), во время своего визита в буддийский храм в Мьянме напел песенку на слова Редьярда Киплинга: «Возвращайся, британский солдатик, возвращайся в Мандалай».
На сайте «pravosudija.net», отражающем интересы российского «интеллидженс» - сообщества, пишут, что Джонсон везет в Россию помимо прочего «предложение от руководителя UCC по наведению порядка и прекращению деятельности «русских хакеров» в системе международных банковских транзакций».
«UCC - это Единый коммерческий кодекс (Uniform Commercial Code), на юридической основе которого создана в Лондон-сити система международных денежных расчетов. UCC использует, например, SWIFT», - любезно разъяснила мне модератор этого сайта Татьяна Волкова.
Как известно, на прошлой неделе была совершена первая в России кибератака с использованием системы SWIFT. Ее жертвой стал дочерний банк ВЭБа – «Глобэкс», как рассказали газете «Ведомости» четыре контрагента банка и человек, близкий к ВЭБу. Хакеры вывели сумму, эквивалентную $1 млн, уточнили два собеседника «Ведомостей».
Кстати, это не первый случай, когда жесткие заявления высоких британских чиновников совпадают с нештатными ситуациями и ЧП в России. Так, 8 ноября, незадолго до жесткого антироссийского спича в британского парламенте премьер - министра Терезы Мэй, в здании Службы внешней разведки России, расположенном в московском районе Ясенево, произошел пожар. Как сообщил «Интерфакс», пожар произошел в подземном коллекторе, где проложены кабели спецсвязи.
«Слухи о том, что через кабели СВР кто-то подключился к UCC — органу управления финансовым миром, и дублирует (зеркалит) финансовые операции на квадриллионы долларов, сея хаос в мировой финансовой системе, ходили давно. Как только приключился пожар, первой мыслью было, что эти слухи сильно похожи на правду, аж кабели в СВР от перегрузок задымились. UCC - управляющий орган всей мировой финансовой системы во главе с дедушкой 95 лет, который дает советы Елизавете II, а она его советам в точности следует, потому система до сих пор еще не рухнула, не взирая на все финансовые сложности и кризисы. А злоумышленники влезли в эл/системы и «зеркалят» операции в свою пользу», иронично прокомментировала Татьяна Волкова это происшествие, а позднее написала, что «внезапное возгорание кабелей спецсвязи, приуроченное к визиту (несостоявшемуся – В.П.) Терезы Мей, имело явные признаки диверсии».
Возвращаясь к версиям массового кассового сбоя, я не могу отдать предпочтение ни одной из них. Достоверно известно лишь, что виновато в нем программное обеспечение фискальных регистраторов. Но причастны ли к этому ЧП вездесущие хакеры или пресловутые британские ученые, то бишь кибердиверсанты, науке не известно.
Не удивлюсь, что причину кассового сбоя увидят даже в пресловутой «технологической сингулярности», то есть восстании машин, которое предсказывал знаменитый футуролог и программист Рэй Курцвейл. Понятно, что ему мнился бунт продвинутого искусственного интеллекта, а не довольно примитивных кассовых фискальных регистраторов. Но в нынешнем российском хаосе «и невозможное возможно», как сказал поэт.
Если так и дальше пойдет, то я не могу исключить бунта электрочайников или электробритв.
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

Что стоит за скандалом вокруг TELEGRAM?

Скандал между Роскомнадзором и владельцем мессенджера Телеграм Павлом Дуровым все больше приобретает черты политической интриги. Сдается, что это тот случай, о котором говорят: когда кошка похожа на кошку, мяукает как кошка и ходит как кошка, то похоже, это кошка и есть.
В пятницу 23 июня в пятницу Роскомнадзор внезапно заявил о возможной блокировке Telegram в случае отказа создателей мессенджера регистрироваться в качестве организатора распространения информации (ОРИ). Стоит вспомнить, что еще в мае тот же Роскомнадзор называл не более чем «обычными слухами» намерение ведомства внести мессенджер в реестр ОРИ. Как известно, согласно законодательству РФ, все организаторы распространения информации обязаны хранить данные российских пользователей их ресурсов на территории страны в течение одного года, предоставляя спецслужбам по первому требованию доступ к архивам.
И вдруг Александр Жаров, глава Роскомнадзора и кандидат медицинских наук, заявил о том, что Telegram будет заблокирован уже через несколько дней, если Павел Дуров не выполнит требование Роскомнадзора зарегистрировать свой мессенджер. Что же случилось?
Одна из основных версий — сообщение ФСБ о том, что Telegram использовался террористами. В частности, при подготовке теракта в метро Санкт-Петербурга. Мой личный источник в силовых структурах подтверждает эту информацию, и у меня нет причин нему не доверять.
Террористы довольно умело используют не только мессенджеры, но даже онлайн - чаты в компьютерных играх для передачи зашифрованных сообщений. Об это я недавно говорил в интервью программе «Тайны Чапман» на РЕН ТВ.
Видимо, после столь резонансных заявлений спецслужб глава Роскомнадзора Александр Жаров и изменил свое отношение к Telegram .
Он заявил, что Павел Дуров «последовательно демонстрирует правовой нигилизм», подвергая риску жизни миллионов человек. С его мнением согласен советник президента по интернету Герман Клименко:
«С WhatsApp мы хотя бы ведём диалог. С Google мы разговариваем — они начали платить НДС. Youtube блокирует видео. Есть определённая борьба, но мы находимся в диалоге. А позиция Дурова совершенно анархичная — „я не буду“, и всё. Мне бы хотелось самому остаться пользователем Telegram, но — будет запрещено, значит, будет запрещено».
Жаров даже попытался объяснить «простыми словами» свою позицию:
«Информация внутри Telegram шифруется, и проникнуть в нее мгновенно при отсутствии ключей для дешифрации этой информации ни одной спецслужбе еще не удавалось — это очень сложно. И, соответственно, нежелание господина Дурова предоставить ключи от этой информации всем спецслужбам мира — насколько я знаю, это так — позволяет террористам по-прежнему безнаказанно убивать людей с использованием этого канала коммуникаций».

Справка:
Александр Жаров в 1987 году окончил Челябинский медицинский институт по специальности «врач-анестезиолог и реаниматолог». Кандидат медицинских наук. В январе 2004 года в Федеральном научном центре гигиены имени Ф. Ф. Эрисмана защитил кандидатскую диссертацию на тему «Медико-гигиенические основы формирования здорового образа жизни в Российской Федерации». В 2006 году закончил юридический факультет Российской академии государственной службы при президенте России.
В декабре 2013 года сообщество «Диссернет» опубликовало результаты своей экспертизы текста кандидатской диссертации Александра Жарова. Было выявлено, что из 145 проанализированных страниц диссертации 52 её страницы частично или полностью заимствованы без ссылок на источники из двух государственных докладов «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации» за 1998 и 2002 годы, подготовленных департаментом госсанэпиднадзора Минздрава России.

Павел Дуров не согласился с мнением Жарова относительно предоставления «ключей для дешифрации»: «Это требование не только противоречит 23-й статье Конституции РФ о праве на тайну переписки, но и демонстрирует незнание того, как шифруется коммуникация в 2017 году».
Дуров заявил, что в его мессенджере используется так называемое оконечное шифрование и что доступ к дешифровке сообщений есть только у пользователей, которые хранят ключи на своих компьютерах и мобильниках.
Таким образом, у компании Дурова, если верить его словам, нет возможности дать спецслужбам доступ к приватным чатам Telegram.

Справка:
Оконечное (абонентское) шифрование позволяет обеспечивать конфиденциальность данных, передаваемых между двумя прикладными объектами. Другими словами, отправитель зашифровывает данные, получатель - расшифровывает. Такой способ имеет следующие особенности:
-защищенным оказывается только содержание сообщения: вся служебная информация остается открытой;
-никто кроме отправителя и получателя восстановить информацию не может (если используемый алгоритм шифрования достаточно стоек);
-маршрут передачи несущественен, в любом канале информация останется защищенной;
-для каждой пары пользователей требуется уникальный ключ;
-пользователь должен знать процедуры шифрования и распределения ключей.
Дуров также считает, что «открытие» Telegram для спецслужб или блокировка мессенджера не поможет в борьбе с террористами: «Потенциальная блокировка Telegram никак не усложнит задачи террористов и наркодилеров — в их распоряжении останутся десятки других мессенджеров, построенных на оконечном шифровании (+VPN). Ни в одной стране мира не заблокированы все подобные мессенджеры или все сервисы VPN. Чтобы победить терроризм через блокировки, придется заблокировать интернет».
Откровенно говоря, в экспертном сообществе нет сомнений, что более-менее опытный хакер может без особого труда взломать личные шифры пользователей любого мессенджера и проникнуть в тайны приватных переписок их пользователей. Мне приходилось слышать и такое мнение, что глобальная система американской электронной разведки «Эшелон» может читать и читает практически все, что захочет в любой стране мира. Именно поэтому самые секретные решения правительства и спецслужб РФ записываются на устаревших морально и физически пишущих машинках, а не на компьютерах. Кстати, современные технологии позволяют украсть информацию даже с компьютера, не подключенного к сети, просто в течении нескольких минут записав его излучения с помощью простейшего устройства.
Система искусственного интеллекта «Палантир», обслуживающая американскую контрразведку, анализирует данные, полученные «Эшелоном» и вычисляет практически любые намерения террористов. Ни в одной стране мира не систем, сравнимых с «Эшелоном» и «Палантиром». В том числе и в России.
Видимо, поэтому российские силовики и чиновники борются с террористами столь импульсивно, чередуя благодушие с внезапными вспышками супербдительности.
Ну, ведь любому грамотному инженеру известно, что всевозможные мессенджеры используются не только законопослушными гражданами, но злоумыщленниками. Но почему-то в странах Запада мессенджеры никто не запрещает.
Не так давно суперпопулярный во всем мире мессенджер WhatsApp так же, как и Telegram, включил оконечное шифрование для более чем миллиарда своих пользователей.
Нужно сказать что само по себе шифрование сообщений не является гарантией конфиденциальности. Чтобы переданные сообщения не прочитал никто посторонний, их нужно удалять сразу после прочтения. А если телефон попадет в чужие руки, то его можно разблокировать и получить доступ ко всей информации. Telegram, кстати, имеет функцию «самоуничтожения», при активации которой сообщения автоматически удаляются через установленный пользователем промежуток времени. Кстати, в Telegram оконечное шифрование не работает по умолчанию, его нужно включать специально.
Порыскав немного по интернету, я убедился, обратившись к вездесущим хакерам, за небольшие деньги можно получить доступ к тайнам частных лиц. Вот, например, такое объявление:
«Распечатка СМС (WhatsApp,Viber) от 300р. Детализация звонков 300р. Пробить номер 300р. Гарантия! Реальные доказательства! Оплата по факту».
Выскажу свое личное мнение: доступ к тайнам переписки любых, даже самых зловещих террористов грамотные силовики могут получить, даже не получив легального доступа к ключам шифрования тех или иных информационных ресурсов. Но это хлопотно и накладно, если речь не идет о единичном перехвате.
Кроме того, не все силовики грамотны. О чиновниках и говорить не приходится, достаточно познакомиться с биографией того же Жарова.
Кстати, вчера глава Роскомнадзора еще раз изменил свою позицию в отношении Telegram:
«Никакой речи о том, что будет доступ к переписке пользователей, не идет».
«Вопрос только об одном — о пяти идентификаторах, которые мессенджер должен сообщить в Роскомнадзор, они официально будут внесены в реестр распространения информации. На этом точка», — сказал глава Роскомнадзора.
То есть, Павел Дуров уже не правовой нигилист, который рискует судьбами миллионов человек? И нашим спецслужбам уже не нужен доступ к переписке террористов?
Вспоминаются слова героя известной кинокомедии:
«Когда вы говорите, Иван Васильевич, создается впечатление, что вы бредите».
У меня создается впечатление, что Роскомнадзору действительно что-то нужно от Павла Дурова. Но что это, возможно, не знает и сам Роскомнадзор. Что не удивительно, честно говоря.
Таким образом, налицо какая-то громко мяукающая «кошка», то бишь политическая интрига, шифровальные ключи от которой нам покамест недоступны.
Предположу, что речь идет просто о том, чтобы собрать все книги, то бишь мессенджеры, да и сжечь. А интернет вообще – отключить.
Не удивлюсь, если это и есть та самая «кошка», о которой я упомянул в самом начале. Как законопослушный гражданин и неплохой аналитик, я заглядываю в не столь отдаленную перспективу и готовлю каменный резец, чтобы высекать свои беспристрастные заметки на скалах.
Ну что ж, и в мезозое люди жили.
Владимир Прохватилов, житель сети
http://argumentiru.com/politics/2017/06/466754

Кто виноват в сотовом «блэкауте»?

Причиной масштабных сбоев в работе сотовых операторов может быть «эхо» кибервойны США против России

В пятницу, 19 мая, около полудня в сети сотового оператора «Мегафон» и его стопроцентной дочки «Йота» начался масштабный сбой. На сбой пожаловались также абоненты «Билайна». Лишились связи абоненты почти по всей Центральной России и Поволжью — на это пожаловались абоненты из Москвы, Нижнего Новгорода, Казани, Саратова, Самары, Ульяновска, Волгограда и других городов.
Клиентам «Мегафона» и «Йоты» нельзя было дозвониться. Они не могли также сами совершать звонки. До пользователей не доходили СМС-сообщения. Из-за этого абоненты не могли получать подтверждения от финансовых организаций и проводить идентификацию платежей.
Официальные представители «Мегафона» вначале выдвинули две возможные причины возникшего сотового «блэкаута»: аварию одного из элементов сетевого оборудования и обновление операционных систем Android на смартфонах абонентов.
Инженер сотовых сетей, работающий в одной из компаний «большой тройки» операторов, анонимно рассказал, что, «сбой произошел на оборудовании HLR (домашний регистр местоположения - Home Location Register ), где хранятся данные об абонентах сети и статусе их активности». Подобный сбой якобы может быть вызван «обновлением программного обеспечения, переносом базы на новые сервера или другими проблемами». Сбой, скорее всего, произошел в Москве, после чего распространился на всю Центральную Россию и Поволжье. Связано это с перераспределением нагрузки в сети: телефоны потерявших связь абонентов начали подключаться к роумингу в соседних регионах, перегружая их системы. По этой же причине, как пишут СМИ, произошел кратковременный сбой в сети «Билайн»: часть аппаратов, не найдя домашней сети, подключилась к сети другого оператора. С чисто инженерной точки зрения такую аварию оператор обязан устранить в течение часа, а решение проблемы в целом должно занимать не более суток. Однако, в сети «Мегафона» и «Йоты» сбой длился гораздо дольше.

Справка:
HLR (Home Location Register)— база данных, которая содержит информацию об абоненте сети GSM-оператора.
HLR содержит данные о -картах данного оператора мобильной связи. Каждой SIM-карте сопоставлен уникальный идентификатор, называемый IMSI, который является ключевым полем для каждой записи в HLR.
Другой важной частью данных, сопоставленных SIM-карте, являются телефонные номера (MSISDN). Главный MSISDN используется для предоставления абоненту основного пакета услуг, возможно также сопоставить SIM-карте несколько других MSISDN для работы с факсимильной связью и передачи данных. Каждый MSISDN также является ключевым полем в базе данных HLR.
У крупных операторов может быть установлено несколько HLR, на каждом из которых хранятся данные лишь по части абонентов оператора, так как из-за аппаратных и программных ограничений ёмкость каждого HLR лимитирована.
Так как HLR является основной базой данных сети, связан он с большим количеством сетевых элементов сети.

Насколько можно доверять версии официальных представителей «Мегафона»? Могут ли в принципе быть какие-то иные причины масштабного «блэкаута», из-за которого пострадали тысячи пользователей по всей России?
Для поиска ответа на эти вопросы воспользуемся советом Шерлока Холмса: «отбросить все невозможное, то, что останется и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался».
Мобильная связь и эфирный интернет сильно зависят от прохождения радиоволн в атмосфере. Поэтому нелишне проверить состояние магнитосферы Земли в эти дни.


Высокоточные космические радиотелескопы Физического Института РАН им. П.Н. Лебедева зафиксировали магнитные бури среднего уровня G2 с 16 по 22 мая.
Наведенные токи на металлических поверхностях, которые генерируются переменными магнитными полями, возникающими в результате магнитных бурь, порой вызывают сбои в работе гироскопов стабилизации искусственных спутников Земли, что приводит к их сходу с орбит и гибели в плотных слоях атмосферы. Магнитная буря 13 марта 1989 года привела к короткому замыканию в главном трансформаторе Квебекского гидроузла в Канаде. В результате более 6 млн канадцев и американцев на 9 часов остались без электричества. Была также нарушена высокочастотная радиосвязь во всем мире и работа космических аппаратов.
Согласно официальной классификации магнитных бурь, магнитные бури среднего уровня (G2 — порядка 100 нанотесла), которые имели место с 16 по 22 мая, могут вызывать сбои напряжения в энергосистемах, расположенных в высоких широтах (на севере), а в случае длительного магнитного шторма - неполадки на трансформаторных подстанциях. Все виды радионавигации, в том числе и GPS, радиосвязь, в том числе и через сотовая, невозможны при экстремальном магнитном шторме уровня G5 (200 нанотесла и выше).
Из этого следует, что магнитные бури не могли внести свой вклад в сбои сотовых операторов 19 мая. Отбрасываем эту версию.
Теперь рассмотрим версию чисто технической неисправности. Вот официальное заявление директора по связям с общественностью «Мегафона» Петра Лидова:
«Проблемы с дозвоном возникли из-за обновления софта (программного обеспечения), установленного в системе обработки данных компании. Сбой привел к тому, что возникает постоянная пиковая нагрузка на систему, в результате чего она не выдерживает. В настоящее время владелец этого программного обеспечения и оборудования компания Hewlett Packard занимается поиском системного решения».

Система обработки данных — это и есть HLR, то есть база данных об абонентах, о сбое в которой ранее сообщили анонимные инсайдеры. Если сбой в этой системе привел к масштабному блэкауту во всей сети, то налицо так называемая «единая точка отказа» в IP-сети комании «Мегафон» и ее дочки «Йоты».

Справка:
Единая точка отказа (SPOF, Single Point Of Failure)— узел, линия связи или объект системы доступности данных, отказ которого может вывести из строя всю систему, или вызвать недоступность данных. Отказоустойчивость — свойство технической системы сохранять свою работоспособность после отказа одного или нескольких составных компонентов. Отказоустойчивость определяется количеством любых последовательных единичных отказов компонентов, после которого сохраняется работоспособность системы в целом. Базовый уровень отказоустойчивости подразумевает защиту от отказа одного любого элемента — исключение единой точки отказа. Основной способ повышения отказоустойчивости — избыточность. Наиболее эффективный метод избыточности — аппаратная избыточность, которая достигается путём резервирования.
Единой точкой отказа в данном случае стало программное обеспечение (софт), разработанный компанией Hewlett Packard.
Однако, сайт «Каждый сбой» сообщил, что 19 мая неполадки появились практически у всех операторов мобильной связи, причем именно в полдень. В последующие дни сбои продолжались у «Мегафона», «Йоты», «Билайна», МТС, «Теле2». 19 мая с трех часов утра начался суточный сбой серверов Сбербанка. Услуга «сбербанк онлайн» была фактически недоступна.
Типичный комментарий в сети:
«Если Сбербанк настолько убогий, что не может провести обновления без остановки основных сервисов, то он должен был предупредить своих клиентов о технических сбоях, чтобы люди заранее запаслись наличными деньгами. Это типичное скотское отношение к людям, не надо его оправдывать».
Теоретически считается, что у IP-сети нет единой точки отказа, так как основная характеристика IP-сети — ее распределенность и отказоустойчивость, достигаемые за счет дублирования каналов, распределения нагрузки и независимого вычисления альтернативных маршрутов. Все маршруты должны вычисляться независимо с учетом текущей ситуации, загруженности линий связи и телекоммуникационного оборудования. Но это в теории, а на практике российские корпорации, большие и маленькие экономят на чем только могут.
В данном случае, как мне видится — на собственном программном обеспечении. Перефразируя известную военную максиму — тот, кто не хочет нормально платить собственным программистам, будет платить иностранным.
Уточню: и при этом критически зависеть от крупнейшей американской корпорации Hewlett Packard, которая, возможно, оставила в своем ПО некие уязвимости, подобно тем, которые использовали неведомые хакеры в операционной системе Microsoft во время кибератаки 12 мая.
Если ПО других сотовых операторов (да и Сбербанка) также разрабатывали специалисты Hewlett Packard, что в принципе нетрудно выяснить, то эта версия может стать основной.
В любом случае, одновременные сбои в работе сотовой связи и онлайн-сервисов нескольких крупнейших компаний России через неделю после масштабной кибератаки на те же структуры («Мегафон» и «Сбербанк» в частности) вирусом-вымогателем просто обязывает рассматривать версии внешнего вмешательства, а не только технического сбоя. Однако, если учесть, что кибератака 12 мая крайне скупо освещалась российскими СМИ, то не столь резонансный блэкаут 19 мая тем более будет обойден вниманием.
Зависимость от иностранной элементной базы, широкое привлечение западного программного обеспечения и западного хард-вора ставят Россию в крайне уязвимую позицию в случае любой кибер-атаки со стороны наших стратегических партнеров. Это диктует необходимость крайне осторожной и продуманной внешней и внутренней политики. Возможно, до блэкаутов 12 и 19 мая такого понимания в российском военно-политическом руководстве не было.
Появилось ли оно сейчас — вот в чем вопрос.

Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

Как сохранить тайну переписки после «закона Яровой»

«Закон Яровой» может оголить переписку россиян в мессенджерах. «Фонтанка» искала способ сохранить анонимность.
Как сохранить тайну переписки после «закона Яровой»

Пакет антитеррористических законов, названных "законом Яровой", ушел из Совета Федерации в Кремль – на подпись президенту Владимиру Путину. Последний, по словам Дмитрия Пескова, "еще не принял окончательного решения". Среди прочего, закон требует от мобильных операторов и провайдеров хранить переписку граждан в мессенджерах, а от самих мессенджеров – в весьма туманных формулировках – предоставлять ФСБ ключи от шифров. Российские чиновники, бизнесмены и даже силовики, уже привыкшие вести конфиденциальные переговоры в Telegram, Viber и WhatsApp, заерзали в своих мягких кожаных креслах.

В пакете, разработанном депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Совета Федерации Виктором Озеровым, нет модного слова «мессенджер». Не уделяли им особого внимания в своих выступлениях и авторы закона. Впрочем, особенность функционирования сферы, которую они решили радикально перестроить, явно интересуют их лишь в общих чертах:  как известно, тот же Озеров, выступая в Совете Федерации 29 июня, признался, что никогда не слышал о таком мобильном операторе, как Tele2. Хотя обязал эту компанию, вместе с так называемой «большой тройкой», хранить все разговоры россиян в течение полугода.

Мессенджеры формально подпадают под расплывчатое и зубодробительное понятие «организаторы распространения информации в сети Интернет», которое было введено еще в 2014 году. Давая определение этому термину, законодатель не стал щадить граждан простыми формулировками: достаточно сказать, что в нем используется такой современной термин, как «электронная вычислительная машина». Если переводить юридические формулировки на обыденный язык, то «организаторы распространения информации» – это любые форумы, гостевые книги или блоги, на которых происходит хоть какое-то общение пользователей.

В действующем варианте Закона «Об информации» эти самые загадочные организаторы должны в течение полугода хранить информацию о том, что пользователи переписывались друг с другом или пересылали «фотожабы». Но не само содержание общения. «Пакетом Яровой» предусмотрено увеличение этого срока до 1 года, а также обязательное хранение самой переписки – вместо с фото и видео. Правда, последнее требование вступает в силу с июля 2018 года.

Зато уже сейчас, если президент Владимир Путин подпишет скандальный пакет законов, «организаторы распространения информации» должны будут предоставлять в ФСБ ключ к декодированию сообщений – в том случае, если они сокрыты от всевидящего чекистского ока с помощью криптологических алгоритмов. В частности, «ВКонтакте», Facebook, Twitter, сайты продажи билетов, интернет-банки используют протокол HTTPS. «Каждое соединение через HTTPS шифруется уникальным ключом. Получается, что для каждой сессии придется хранить еще и собственные коды. Это огромный массив информации», – отмечает исполнительный директор Объединения альтернативных операторов связи Алексей Леонтьев.

Впрочем, тот же Facebook или Twitter так и не зарегистрировались в качестве «организаторов распространения информации», в отличие от «ВКонтакте». Хотя Роскомнадзор в конце лета 2015 года попросил их сделать это. Таким образом, они уже сейчас не исполняют требования российского законодательства, поэтому, скорее всего, не будут спешить и следовать нормам «пакета Яровой». Нет в соответствующем реестре и мессенджеров – Viber, Telegram, WhatsApp и др.

Послушный Viber

Таким образом, как отмечают эксперты, возникает множество юридических вопросов: обязаны ли сервисы для общения выкладывать перед спецслужбами ключ шифрования на стол, если официально не относятся к "организаторам распространения информации"? И можно ли их наказать за отказ раскрыть коды, как это предусмотрено "пакетом Яровой" (штраф от 800 тысяч до 1 млн рублей)? Проверить, как государство намерено исполнять скандальный закон, мы сможем уже в ближайшее время: основатель Telegram'а Павел Дуров уже заявил, что не намерен передавать российским спецслужбам ключи к своим шифрам.

А вот Viber, по мнению IT-евангелиста мессенджера FireChat Антона Меркурова, "очень послушный": компания исполнила еще одно требование российского законодательства и перенесла серверы с персональными данными россиян на территорию РФ. По этой причине он не исключил, что Viber станет сотрудничать и со спецслужбами. В российском представительстве Viber "Фонтанке" сообщили, что озвучат свою позицию в ближайшие дни, в пресс-офисе WhatsApp не отреагировали на запрос нашего издания. Отметим, что Viber сейчас принадлежит японским инвесторам, WhatsApp входит в империю Facebook Марка Цукерберга.

Если Viber действительно пойдет на уступки, то "пакет Яровой" сразу же выполнит половину тех задач, которые перед ним ставили разработчики. По статистике J'son&Partners Consulting, разного рода мессенджеры используют 50 – 60 млн россиян. Лидерство занимает именно Viber – его установили примерно 60% от общей аудитории этих сервисов. WhatsApp занимает второе место с 49%, а на третьем и вовсе находится Skype. Популярность Telegram'а в разы меньше, хотя некоторыми он считается более надежным, в том числе благодаря функции secret chat. Для сравнения: WhatsApp включил сквозное шифрование всех сообщений только весной 2016 года.

Без ключей шифрования можно отследить только сам факт того, что кто-то общается через мессенджер. "Когда пользователь из своей домашней сети Wi-Fi пишет кому-то в WhatsApp, то у нас записывается только факт обращения конкретного пользователя в серверу WhatsApp. У нас не отображается, с кем он общается. Зашифрован адресат и в ответном сообщении", – говорит гендиректор компании "ОБИТ" Андрей Гук. Впрочем, как говорит Антон Меркуров, если коды популярных мессенджеров будут раскрыты или сами приложения заблокируют в России, то всегда есть возможность перейти на какой-нибудь малопопулярный альтернативный сервис.

Альтернатива от Сноудена

Например, сейчас в определенных кругах набирает популярность швейцарская Threema – по данным «Фонтанки» ею уже пользуются московские чиновники и крупные петербургские бизнесмены. По слухам, обсуждать деликатные вопросы через Threema предпочитают сами чекисты, от которых и пошла мода на этот мессенджер среди российской элиты. Помимо мощного шифрования, приложение отличается возможностью скрыть свой телефон или e-mail, который указывается при регистрации: найти пользователя можно будет только по уникальному ID. Каждому также выдается собственный QR-код. Если вы в парке или на улице встречаетесь с человеком, которого знаете только по Threema, то идентифицировать его можно, приблизив свой QR-код к его.

Высокий уровень конфиденциальности, по мнению экспертов, обеспечивает и американский Wickr. Как и Павел Дуров в отношении своего Telegram'а, разработчики этого мессенджера готовы заплатить кругленькую сумму тому, кто сможет прочитать зашифрованное сообщение. В нем доступны те же функции, что и в более популярном Telegram'е: возможность установить таймер по уничтожению сообщения на своем телефоне и телефоне вашего собеседника, запрет на любые скриншоты при использовании приложения. Последняя опция была разработана на тот случай, если у третьей стороны есть доступ к фотографиям, сохраненным на телефоне: например, в случае их синхронизации со взломанным "облачным" сервисом, то есть виртуальным сервером хранения данных.

Конфиденциальные звонки можно совершать через Signal: его рекомендует сам Эдвард Сноуден. Можно в целях сохранения конфиденциальности и использовать мессенджеры, которые мало популярны за пределами своих стран. Например, корейский Kakao Talk, который в Южной Корее используют 93% владельцев смартфонов. "Мессенджеров настолько много, что поставить их все на контроль невозможно", – отмечает Антон Меркуров. А самые ярые сторонники неприкосновенности переписки могут создать себе дополнительную защиту, общаясь через швейцарский Blackphone, который разработчики позиционируют как "самый конфедециальный смартфон". В частности, он позволяет контролировать, зачем каждое конкретное приложение выходит в сеть, и регулировать его активность, а также дистанционно стереть все данные.

Правда, обойдется криптосмартфон в 60 тысяч рублей. Тем, кто выступает за полную анонимность, но за меньшие деньги, эксперты по кибербезопасности советуют просто приобрести sim-карту иностранного государства и новый смартфон на базе Android. А затем поставить приложение Orbot, с помощью которого весь исходящий и входящий интернет-траффик будет идти через анонимную сеть Tor.

Андрей Захаров, "Фонтанка.ру"

Американский робот прошел тест Тьюринга



Преподавательница из технологического университета Джорджии (США) Джилл Уотсон в течение пяти месяцев помогала студентам в работе над проектами по дизайну компьютерных программ. Ее считали выдающимся педагогом вплоть до того момента, когда выяснилось, что Джилл Уотсон не человек, а робот, система искусственного интеллекта на базе IBMWatson. Эту историю рассказали в The Wall Street Journal.

Робот «Джилл» вместе с еще девятью преподавателями-людьми помогала около 300 студентам разрабатывать программы, касающиеся дизайна презентаций, например, грамотного подбора картинок-иллюстраций.

Джилл помогала студентам на интернет-форуме, где они сдавали и обсуждали работы, использовала в своей речи жаргонные и просторечные обороты вроде «угу» («Yep!»), то есть вела себя как обычный человек.

«Она должна была напоминать нам о датах дедлайна и с помощью вопросов подогревать обсуждения работ. Это было как обычный разговор с обычным человеком», – рассказала студентка вуза Дженнифер Гевин.

Другой студент, Шрейяс Видьярти, представлял себе Джилл как симпатичную белую женщину 20-ти с небольшим лет, работающую над докторской диссертацией.

Не заподозрил в человеке робота даже студент Баррик Рид, который два года работал на IBM, создавая программы для «Джилл Уотсон». Даже в имени «Уотсон» он не разглядел подвоха.

Робот был включен в университетскую программу обучения, чтобы избавить преподавателей от огромного потока вопросов, с которыми к ним обращаются в процессе обучения студенты. Робот «Джилл» способен к обучению в отличие от интернет-чатботов.

Строго говоря, этот робот-педагог сдал знаменитый тест Алана Тьюринга, который на протяжении довольно долгого времени считался главным критерием для ответа на вопрос «Могут ли машины мыслить?».

Справка:

Тест Тьюринга — эмпирический тест, идея которого была предложена Аланом Тьюрингом в статье «Вычислительные машины и разум», опубликованной в 1950 году в философском журнале Mind. Тьюринг задался целью определить, может ли машина мыслить.

Стандартная интерпретация этого теста звучит следующим образом: «Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы — ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор».

Все участники теста не видят друг друга. Если судья не может сказать определенно, кто из собеседников является человеком, то считается, что машина прошла тест. Чтобы протестировать именно интеллект машины, а не её возможность распознавать устную речь, беседа ведется в режиме «только текст», например, с помощью клавиатуры и экрана (компьютера-посредника). Переписка должна производиться через контролируемые промежутки времени, чтобы судья не мог делать заключения, исходя из скорости ответов. Во времена Тьюринга компьютеры реагировали медленнее человека. Сейчас это правило тоже необходимо, потому что они реагируют гораздо быстрее, чем человек.

Алан Тьюринг - знаменитый английский математик и криптограф, во время второй мировой войны разработавший алгоритм для взлома немецкого шифратора «Энигма». Он начинает свою статью утверждением: «Я предлагаю рассмотреть вопрос „Могут ли машины думать?“». Тьюринг подчёркивает, что традиционный подход к этому вопросу состоит в том, чтобы сначала определить понятия «машина» и «интеллект». Словно понимая, что это можно обсуждать до бесконечности, а толку будет немного, Тьюринг выбирает другой путь. Он предлагает заменить вопрос «Думают ли машины?» вопросом «Могут ли машины делать то, что можем делать мы (как мыслящие создания)?».

В окончательной версии теста Тьюринга жюри должно задавать вопросы компьютеру, задача которого - заставить членов жюри поверить, что он на самом деле человек.

Вокруг теста Тьюринга со временем разгорелись жаркие споры экспертов по когнитивистике. Например, американскпй философ Джон Роджерс Сёрл в 1980 году написал статью «Разум, мозг и программы», в которой выдвинул контраргумент, известный как мысленный эксперимент «Китайская комната». Сёрл настаивал, что даже прохождение роботами или программами теста Тьюринга будет означать лишь манипуляцию символами, которых они не понимают. А без понимания нет разума. Значит тест Тьюринга неверен.

Эксперимент «Китайская комната» заключается в том, что испытуемый помещается в изолированную комнату, в которую ему через узкую щель передают вопросы, записанные китайскими иероглифами. С помощью книги с инструкциями по манипуляциям с иероглифами, человек, совершенно не понимающий китайской письменности, сможет правильно ответить на все вопросы и ввести в заблуждение того, кто их задает. Тот будет считать, что отвечающий на его вопросы прекрасно знает китайский язык.

В ходе дискуссии, которая продолжалась все 80-е и 90-е годы вспомнили даже «мельницу Лейбница», то есть мысленный эксперимент великого математика, описанный им в книге «Монадология». Лейбниц предлагает представить машину величиной с мельницу, которая бы могла симулировать чувства, мысли и восприятие. То есть внешне казалась бы разумной. Если зайти внутрь такой машины, то ни один из ее механизмов не будет являться сознанием или мозгом. Думается, что Лейбниц и Сёрл разными способами выразили одну и ту же мысль: даже если машины кажется мыслящей, она на самом деле не мыслит.

Ответа на вопрос «Могут ли машины мыслить?» нет до сих пор по одной простой причине: ученые перестали спорить и пытаются создать такие машины. Возможно, они когда-нибудь преуспеют в этом. Однако, не исключено, что искусственный интеллект обманет даже своих создателей, которые поверят в его разумность и которая на самом деле будет лишь манипуляцией, но такой искусной, что раскрыть ее человеку окажется не под силу.+

В фильме выдающегося советского режиссера -документалиста Семена Райтбурта   демонстрируется одна из попыток прохождения теста Тьюринга роботом. В ходе эксперимента, воспроизводимого в фильме, несколько человек задают одинаковые вопросы двум неизвестным собеседникам, пытаясь распознать, кто перед ними - машина или человек. Признаюсь, что я лично ошибся, роботом оказался не тот, на которого я подумал. Поэтому мне вполне понятны чувства студентов «мисс Джилл Уотсон», полгода принимавших ее за человека.

Испытайте себя, товарищи!



http://argumentiru.com/hitech/2016/05/428833

Судьба нанодрона на Западе

В конце прошлого года создатели «нано-дрона» Zano, собравшего более трех с половиной миллионов долларов на краудфандинговой площадке Kickstarter, объявили о провале и закрытии проекта.

Справка:

«Zano — миниатюрный беспилотник, способный снимать фото и видео с воздуха. Небольшой дрон помещался на ладони владельца, а в полёте самостоятельно отслеживал местоположение своего обладателя и следовал за ним. Создатели проекта обещали покупателям, что на одном заряде устройство сможет поработать до 15 минут.

Для запуска серийного производства Zano компания, занимавшаяся его разработкой (Torquing Group), решила собрать средства на Kickstarter. Требуемая сумма составила около $190 тысяч (£125 тысяч, сумма в долларах рассчитана на момент запуска кампании). При этом, как отмечали создатели, для запуска производства было уже всё готово — от деталей для сборки до упаковочных материалов.

Проект приглянулся не только пользователям Kickstarter, но и создателям площадки — дрон Zano получил место в разделе Projects We Love. Нужную сумму Torquing Group собрала за первые 10 дней проведения краудфандинговой кампании. Тогда команда стартапа решила добавить Zano дополнительную функциональность — возможность съёмки видео в высоком разрешении, поддержку беспроводного зарядного устройства, распознавание лиц, съёмку 360-градусного видео и так далее. За всё это пользователи Kickstarter должны были отдать всего £139 (около $200)».

Основатель Torquing Group Айван Ридман родился в Австралии и с восьми лет увлёкся программированием. В 14 лет он зарегистрировал свою первую компанию Torquing. В колледже Ридман изучал коммерческое право и превратил Torquing в компьютерную фирму, которая занималась ремонтом и настройкой компьютеров, сетей и серверов.

В 2007 году Ридман переехал в Лондон и занялся исследованиями в области искусственного интеллекта и робототехники.

В 2010 году Ридман со своей невестой переехал в графство Пембрукшир в Уэльсе. В 2011 году  заключил контракт с компанией BCB International (производитель морских и военных приборов) на разработку модуля автопилота для беспилотных летательных аппаратов, несмотря на то, что он  не занимался раньше ничем подобным.

Вскоре  Ридман представил проект автопилота, который мог избегать столкновений с различными препятствиями с помощью инфракрасных и звуковых датчиков, и  заявил, что на разработку уйдёт не больше года.

Получив средства от BCB, Ридман нанял нескольких сотрудников и разделил свою компанию на несколько небольших фирм, которые занялись совершенно посторонними  проектами - разработкой бухгалтерского программного обеспечения, созданием программ для поиска мин и робототехники. Доход компаний Ридмана в 2012 году составил полмиллиона долларов. Учитывая огромное количество проектов, которыми занимались фирмы Римана — не слишком большие деньги.

К концу 2013 года руководство BCB начало терять терпение. Прототип автопилота  вёл себя крайне ненадёжно. Ридмана попросили отказаться от различных излишеств и сделать так, чтобы дрон мог хотя бы просто стабильно летать. Но он уперся и все время твердил, что работа будут «вот-вот закончена» и успех «как никогда близок».

В январе 2014 года Айван Ридман представил свою разработку под названием Sparrow — «Воробей» на конференции Innov8. Он самонадеянно заявил, что вскоре запустит массовое производство дрона.

«Это было далеко от истины. Torquing выпустила 10 прототипов устройства, и ни один из них не работал. Лучшее, что мы могли сделать — найти другого разработчика. Мы были страшно разочарованы. Дело даже не в деньгах, дело в потраченном времени», — рассказываетпредставитель BCB. Компания потратила на этот проект сотни тысяч долларов.

Сам Ридман рассказывает, что Zano построен на основе другой технологии, чем Sparrow,  который  по его словам, должен был лишь продемонстрировать возможности, которые  он хотел заложить в свою следующую разработку. На конференции Innov8  Ридман объявил, что планирует продавать сотни тысяч подобных «игрушек» в год.

В марте 2014 года Айван Ридман все же сконструировал первый прототип Zano. Детали для него были напечатаны на 3D-принтере. Для серийного производства ему были необходимы дополнительные средства.

Помогли Ридману местные бизнесмены и его земляк из Австралии, вложившие в проект свои средства.

На эти деньги Ридман изготовил десять прототипов Zano, чтобы отработать функционирование всех систем, включая модуль автопилота, фото- и видеосъёмку. По стоимости эти дроны были слишком дороги для массовой продажи.

Чтобы снизить стоимость дронов, Ридман нашёл производителя в соседнем городе, который был готов выпускать Zano в промышленных масштабах. Такой подход явно в стиле американца Илона Маска, который стремится, чтобы все его производства были сосредоточены в одном месте.

Теперь команде предстояло создать спрос. Первой идеей Ридмана стало выступление на CES — International Consumer Electronics Show  — Международной  выставке  потребительской электроники, ежегодно проходящей в январе в Лас-Вегасе.

Сбор средств для участия в этой выставке было решено организовать с помощью ресурса  Kickstarter. Так началась краудфандинговая кампания дрона Zano.

В итоге Torquing Group собрала более $3,5 млн. Доставить Ридман обещал в июне 2015 года — через шесть месяцев после завершения краудфандинговой кампании. Через несколько недель после окончания кампании Zano был представлен на международной технологической выставке CES. Издание Engadget включило Zano в свой список Best of CES, куда попали 49 технологий, отобранных среди 20 тысяч участников выставки.

О ходе работы над дроном компания информировала потенциальных покупателей через специально созданный сайт и всевозможные рекламные ролики. Реклама была настолько эффективной, что к 12 тысячам предзаказавших беспилотник на Kickstarter добавились ещё 3000 покупателей.

А потом начались проблемы. Задержки поставок ключевых деталей и нескончаемые испытания дрона привели к тому, что Torquing Group не смогла выполнить данное покупателям обещание и доставить все дроны в июне 2015 года.

Поставка дронов осуществлялась через пень-колоду, что вызвало большое недовольство.

Причем, больше всего возмущались не те, кто не получил вовремя свой заказ, а те, кому дрон поступил точно в срок.

Zano едва мог летать, держался в воздухе всего несколько минут, не мог преодолевать препятствия, врезался в стены, не мог снимать качественные видеоролики и не предоставлял всего заявленного функционала.

В середине ноября 2015 года руководство проекта объявило о банкротстве компании. Из документов, которые компания подала в официальные органы Великобритании, стало ясно, что команда не только потратила все вырученные на Kickstarter средства, но и задолжала кредиторам $1,5 млн.

В чем тут подвох? Почему талантливый энтузиаст Ридман не смог наладить производство нанодрона, несмотря на свою энергию и поддержку  местных властей, бизнесменов и успешный сбор средств с потенциальных потребителей?

Главная причина провала -  Ридман нисколько не инженер. Он программист, юрист и «манагер» в не лучшем смысле этого слова. Думаю, что он так и не понял причины своей неудачи.

А причина в том, что для миниатюризации существующих уже в большом количестве и успешно выполняющих разнообразные функции беспилотников-коптеров, нужен совершенно особый подход к технологическому решению этого проекта.

Во-первых, системы стабилизации с помощью гироскопов, акселерометров и магнитометров на нанодронах не дают хорошего эффекта из-за небольшого веса гироскопов. Распространенные китайские минидроны сносит ветром в кусты. Система управления с помощью GPS или Глонасс не даст необходимой скорости компенсации сноса.

Далеким от оптимального оказался и выбор поставщиков комплектующих. Местные производители не смогли уложится в требуемые допуски и посадки.

Да и авторы проекта нанодрона оказались слабы как в разработке конструкции, так и знании профильного материаловедения.

Сразу же ошиблись с размерами винтов, а поставщик не смог вписаться в требуемые размеры из-за свойств пластика. Новые винты оказались слишком большими и соприкасались друг с другом. Тогда было решено использовать другой пластик, чтобы уменьшить вес дрона. Но и это не помогло — Zano не летал больше пяти минут.

Интересно, а чем занимались инженеры-разработчики, испытывая первую партию дронов? Создается впечатление, что и прототипы Zano летали вкривь и вкось, а Ридман просто надеялся, не имея систематических инженерных знаний, что «еще чуть-чуть» и дрон полетит.

Не полетел, да и не мог полететь. Законы физики этого не позволяют. Легковесный нанодрон всегда будет сдувать ветром, и его владелец обречен вечно лазить по кустам в поисках летающей игрушки.

Почему же не сдувает ветром махоньких пташек или комаров? Потому что у птиц и насекомых совсем другая энергетическая установка. Человеку пока что не под силу  создать такие летательные аппараты, которые будут летать как птицы.

В этом плане огромные тучи металлических нанодронов, управляемых коллективным разумом, могут летать только в фантастической повести Станислава Лема «Непобедимый».

Еще она причина неудачи Ридмана. Он отличается от Илона Маска в худшую сторону тем, что не выполняет де-факто госзаказ, который разрабатывают грамотные инженеры, хорошо представляющие себе возможности современной науки и техники.

Кроме того, у Илона Маска фактически неограниченное финансирование и возможность исправлять ошибки проектирования в ходе все новых и новых испытаний.

У Ридмана такой возможности нет.

Итак, недостаток инженерных знаний и умения организовать производство и недостаток финансирования – вот на чем погорел создатель нанодрона Айван Ридман. Но ему не откажешь в энергии и энтузиазме, и уж ё-мобиль, как мне представляется, он бы сконструировал и пустил в серию без проблем.

Увы – даже их «ночи» прекраснее наших дней.

Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

http://argumentiru.com/hitech/2016/02/420279